Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

О лицедеях от литературы

Группа тамбовских писателей создала свою издательскую фирму, назвав её оптимистично — «Новая жизнь». Под её маркой уже вышли сборники прозы В. Герасина и В. Кравченко, несколько детских книжек-малышек Г. Попова, сборник стихов Арк. Макарова, готовится к выходу сборник весёлых рассказов для детей А. Акулинина…

Несколько слов хотелось бы сказать о последней новинке «Новой жизни» — сборнике повестей Василия Кравченко «Лицедеи», и в первую очередь о повести, давшей название книге. Интересна она для читателей «Литературной России» особенно тем, что главные герои в ней — писатели, поэты, сама Литература.

Итак, жили-были два брата-близнеца Огородниковы и оба писали стихи. Только один из них, Пётр, публиковавшийся под псевдонимом Родников, имел искру Божию, а второй, Павел, ставший в литературе Городниковым, сочинял злободневно и ловко, но из легиона стихотворцев выделиться не умел и не мог, оставался в поэзии ремесленником. По воле случая (и автора) происходит метаморфоза: Павел, ставший неожиданно Петром Родниковым, очутился на месте брата в Москве, а Пётр и вовсе под чужим именем оказался в провинциальном Лысогорске, в котором тамбовчане без труда узнают свой благословенный сонный град Тамбов.

Действие повести разворачивается в редакциях столичных журналов, в Центральном Доме литераторов, в «апартаментах» областной писательской организации Лысогорска… И за многими персонажами, за их масками литературных лицедеев угадываются и узнаются реальные лица.

Произведение это создавалось в 1988 году, когда ветер перемен ещё только чуть-чуть повеял в литературном мире. Ещё в полной мере и в столичной писательской среде, и в глухоманно-провинциальной царили застой, мрак и ложь. В. Кравченко, принадлежащий к поколению «сорокалетних», автор восьми книг, вкладывает в повесть собственный горький опыт, собственное покаяние.

В любые, самые мрачные времена литература жива талантами. Петры Родниковы и в годы повсеместного диктата лакейско-лакировочного соцреализма писали правду, сочиняли сердцем (вообще Пётр по сюжету тоже в силу обстоятельств лицедействует, но только не в творчестве, а лишь в частной, так сказать, жизни). Финал повести, увы, пессимистичен: Пётр, уставший от удушливого провинциального существования с его волчьими законами, вознамерился было вернуться в Москву и вернуть себе своё славное имя, но в самый последний момент нелепо погибает. А под маской Петра Родникова и с его репутацией талантливого поэта остаётся в этой жизни литературный приспособленец и лицедей Павел Городников. И занимает чужое место в столичной и вообще российской литературе, надо полагать, и посейчас…

/1992/
_____________________
«Литературная Россия», 1992, 27 ноября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru