Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

«А в сердце — родное Поморье…»

Мне никогда не приходилось бывать на нашем европейском Севере, на берегу Белого моря, но после прочтения сборника стихов Тараса Курьянова «Тревоги земные» (Л.: Сов. писатель,1982) я не могу категорично утверждать это. Автор сумел создать такие образные портреты родного Беломорья, нарисовать поэтическими средствами такие зримые картины, что словно наяву видишь этот суровый и прекрасный уголок нашей страны.

В лирических откровениях Т. Курьянова легко разглядеть творческие истоки его поэзии — любовь к родным местам.

В каком бы я ни был краю,
А в сердце — родное Поморье,

— пишет Т. Курьянов, и это, веришь, отнюдь не только красивая фраза.

Но любовь к родине, родительскому дому — хотя и сильный, однако отнюдь не достаточный движитель поэтического творчества, иначе бы все стали поэтами. Кроме этой любви и, само собой, «искры божьей», необходимо ещё иметь то, что называется биографией, притом состоящей не столько из прожитых лет, сколько — из сделанных дел.

Чисто пейзажных стихов не так уж много в сборнике «Тревоги земные». Лирический пейзаж зачастую становится лишь фоном для показа человека — рабочего, рыбака, воина. Правда, термин «лирический» можно применить в данном случае только условно, потому что герои Т. Курьянова живут и действуют почти всегда в условиях экстремальных — в мороз, в пургу, в шторм…

Так вот — возвращаясь к биографии, — многое из того, что описывает и о чём рассказывает Т. Курьянов, он, конечно же, в жизни испытал сам: и «девятый вал» в океане, и подлёдную путину при лютом норд-осте, и метель в ночном пограничном дозоре. Это знание жизни «всем нутром», встреча с сильными, суровыми и интересными людьми помогли автору сборника, кроме лично пережитого и познанного, воссоздать в своих произведениях также и пережитое другими.

Если выделить главную черту в характерах всех героев Т. Курьянова, то это, несомненно, несгибаемая воля, складывающаяся из силы, мужества и убеждении, что человек может всё. Герои поэта, оставаясь живыми людьми, в своих делах и деяниях воспринимаются нами чуть ли не титанами:

Свои у полюса обычаи:
С ног валит ветер-ураган,
И я за трос рукой привычною
Держусь, как за меридиан.

Вот таков масштаб сопоставлений!

Жаль только, что такие яркие и неожиданные сравнения и метафоры не так уж часто встречаются в сборнике. Поэт, судя по всему, обращает внимание в первую очередь на содержание стиха, и потому есть у него чересчур упрощённые, проходные строки и слабые рифмы, стёртые эпитеты и сравнения: «любовь твоя горячая», «быстрый, как ветер», «белые туманы» и т. п.

Будем надеяться, что в следующем сборнике Т. Курьянова мы встретим больше истинно поэтических строк, которые поразят нас смелостью, новизной, неповторимостью. А что эти надежды базируются не на пустом месте, убеждают многие стихи из сборника «Тревоги земные».

Специально, чтобы проверить впечатления — а не увлекаюсь ли? — закрыл сборник и попытался определить, что же запомнилось особенно. Немало: «На чужбине», «Памяти Николая Рубцова», «Слова»…

Впрочем, перечисление названий и краткие аннотации мало что могут сказать, а уж самих стихов и вовсе не заменят. Лучше всего раскрыть сборник Т. Курьянова «Тревоги земные» и начать знакомство с его поэзией с первых же строк:

Не видел берега по году я,
Идя сквозь ветер и туман.
Меня, встречая непогодою,
Качал холодный океан…

/1983/
_____________________
«Литературная Россия», 1983, 20 мая.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru