Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

Взгляд сквозь годы

В русских летописях встречаются глухие свидетельства о «крылатых всадниках», укреплявших русское войско всякий раз, когда над Отечеством нависала смертельная опасность. Советские летчики на фронтах Отечественной войны представали как новая могучая поросль «крылатых всадников», от века живущих в сознании народа. Летопись, уже целиком посвящённую этим героям великой битвы за Отчизну, собирается создать один из безымянных персонажей романа Артёма Анфиногенова «Мгновение — вечность» («Знамя», 1982, № 8, 9) — инструктор политотдела бомбардировочной дивизии, а в прошлом — учёный-историк. Не есть ли новое произведение Артёма Анфиногенова результат замыслов этого фронтового капитана-летописца?

На сорок лет назад отодвинулось в историю событие, когда под Сталинградом наконец был переломлен хребет войны и начался путь к поражению смертельно раненной фашистской Германии. Грозная длань нашего народа — Советская Армия нанесла коричневому зверю сокрушительный удар. Чтобы осознать и прочувствовать всю масштабность этого грандиозного в истории человечества события, важно, и в первую очередь тем, кто родился после войны, видеть живых и конкретных участников Сталинградского сражения. Писательский дар, его творчество и есть тот волшебный бинокль, который даёт возможность читателю сквозь годы вглядеться в лица героев.

Первая часть романа А. Анфиногенова озаглавлена «В осеннем небе Сталинграда». Писатель создаёт художественную портретную галерею фронтовых лётчиков и раскрывает их характеры в трагические моменты смертельной битвы. В произведении нет главного героя как такового — здесь много героев как в литературном, так и в прямом смысле, есть герои, к которым трудно относиться однозначно, и есть, наконец, антигерои.

К первым, без сомнения, надо отнести лётчика-истребителя Баранова, ставшего ещё при жизни легендарной личностью и погибшего в воздушном бою геройской смертью. Во втором ряду автор рисует портрет капитана Чиркавого, который носит Золотую Звезду Героя на груди, но как человек вызывает симпатии и уважение далеко не у каждого. И, бесспорно, неприятен и заслуживает презрения старший лейтенант Кулев — приспособленец и карьерист на войне.

А. Анфиногенов стремится создавать не плакатные и схематичные портреты, а рисует образы психологически насыщенные, объёмные, живые. В этом плане наибольшей удачей романа представляется образ лётчика Гранищева. За полгода романного действия — от Сталинградской осени 1942 го до весны 1943 года на Дону — Павел Гранищев из сержанта, который «перспективы в истребительной авиации не имеет», вырастает в «крылатого всадника», перенявшего эстафету у легендарного Баранова. Роман начинается фразой: «Баранов-то как отличился, — сказал командир полка майор Егошин, всё узнававший первым. — Прямо герой!», а заканчивается: «Гранищев-то как отличился, — сказал командир дивизии подполковник Егошин, всё узнававший первым. — Прямо герой!».

Это «бесперспективный» в начале войны Гранищев, сам раненный и на подбитом штурмовике ИЛ-2, выигрывает воздушную дуэль с фашистским «мессером». Это он находит правильный ориентир в перелёте группы ЯКов на Ростов и спасает часть эскадрильи от гибели. Это он уничтожает немецкого аса Брэндле, похвалявшегося когда-то «снять» Баранова… Мне кажется, А. Анфиногенов хотел показать в образе Гранищева, как в фокусе, стремительный рост мастерства и боевой мощи всей нашей армии, в частности авиации, под воздействием уроков Сталинградского сражения. Именно тот рост, который сделал превосходство наших сил в войне явным, а победу — неминуемой. Фраза, которая открывает летопись, и фраза-эхо, которая её завершает, звучат почти идентично, но первую можно «перевести» как: «Наших героев не победить!», вторую — «Наши герои победят!».

И ещё автор постоянно подчёркивает один из важнейших факторов силы в сражении — единство и взаимодействие всех. «Не подсекать боевого единства!» — кричит Егошин, и эта фраза становится рефренной мыслью произведения. Горькие потери свершатся по ходу действия, прежде чем боевые авиаторы поймут, что нельзя воевать каждому за себя, что нельзя подразделяться на истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков, что только в сплочённом единстве их несокрушимая сила и что все они — «крылатые всадники» войны.

Несколько мгновений из жизни своих героев показал писатель, героев, чьи деяния и имена стали достоянием вечности. Роман Артёма Анфиногенова недаром так и называется — «Мгновение — вечность».

/1983/
_____________________
«Литературная Россия», 1983, 18 марта.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru