Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

Злокачественные раковины

Об одних произведениях хочется говорить только на восклицательных знаках. О других — вообще говорить не хочется, или коротко констатировать: мура. Третьим же, наконец, и ярлык такой обидный не приклеишь — несправедливо будет, но и восклицательные знаки из-под пера не выплёскиваются, не хватает чего-то. К третьему разряду и можно отнести повесть Евгения Евтушенко «Ардабиола».

Совершенно случайно, от рук приблатнённых и подпортвейненных юнцов погибает хороший, нужный обществу человек. Эта тема не нова в сегодняшней нашей литературе, вспомним хотя бы повести «Самый последний день» Б. Васильева или «Возвращение брата» В. Амлинского. Е. Евтушенко заостряет проблему: его Ардабьев не просто хороший человек, а ещё и гений, который нашёл-открыл кардинальное средство против рака, а трое сосунков-хулиганов, польстившись на его джинсы, избивают учёного до полусмерти и отбивают память. Секрет ардабиолы (лекарства против рака) Ардабьевым начисто забыт. Спасение человечества отодвинуто ещё на неопределённый срок. Такова фабульная арматура фантастического произведения известного поэта.

И бетон, который заполняет весь объём конструкции-повести, замешан автором круто и профессионально: налицо динамика повествования, ёмкий, образный и почти всегда точный язык. Но, увы, оказалось в бетоне (сравнение, понимаю, тяжеловесное, но, на мой взгляд, убедительное) и немало предательских раковин.

Первая. Запрограммированная автором фантастичность абсолютно не нужна. Ну, что здесь фантастического? То, что действие происходит частично в сентябре 1981 года (а повесть опубликована в мартовском номере «Юности» за полгода до этого)? Но оно, без ущерба для содержания и смысла могло происходить в 1979-м, и в 1970-м и любом другом прошедшем году. А может, всё дело в том, что это растение, ардабиола, вдруг начало ходить по комнате, стонать и выбрасываться из окна? Но это такой наивняк (от слова «наивность»), что даже читать неудобно. Или дело в самой ардабиоле? Но как раз её изобретение воспринимается как полнейшая реальность, поэтому отнесение повести к жанру фантастических ослабляет это восприятие, оборачивается минусом. Было бы целесообразнее обыгрывать подобную «фантастику» так, как, к примеру, Ч. Айтматов в романе «И дольше века длится день» и усилить этим смысл произведения.

Но есть в «Ардабиоле» и настоящая фантастика, правда, не предусмотренная автором, и потому оборачивающаяся второй крупной раковиной. Фантастично, например, чтобы пассажиры в трамвае, каким бы он ни был переполненным, слиплись (!) не только плечами (такое бывает), но и лицами(?!). Не менее фантастично, что отец героя был мобилизован и воевал на фронте четыре года, ибо, как известно, работники железной дороги, тем более машинисты (а именно такова профессия отца) имели в войну бронь. И уж совсем нереально, что встретившаяся случайно Ардабьеву девушка, только-только перенёсшая операцию аборта у какого-то подпольного коновала, разъезжает с Ардабьевым в «жигулёнке», пьёт шампанское, увлечённо интересуется его изобретением, пока, наконец, не теряет сознание от потери крови…

Третья раковина. Это — последняя фраза повести. Главный герой, воскликнув: «Я вспомнил ардабиолу!» — перечёркивает всё произведение жирной чертой. Стоило ли огород городить? Привинченный пресловутый хэппи-энд словно успокаивает читателей: не бойтесь, человечество ничего не потеряло от того, что героя побили по голове.

И есть ещё несколько раковин поменьше, ракушечек. Для чего, например, понадобилось Е. Евтушенко «накалывать» одному из героев, слесарю, кошку с мышкой на ягодицы? Да просто для того, чтобы обыграть потом в диалоге известную поговорку, чтобы Ардабьев-отец смог сострить: «Тебя жареный петух куда, в кошку или мышку клюнул?» Стоило ли? Не совсем веришь в улыбки, которыми встречает гостей на поминки по своему мужу мать Ардабьева. Трафаретно и силуэтно обрисованы юнцы-грабители, да и говорят к тому же придуманным ненатуральным языком…

Так что же, не понравилась мне повесть? Читал взахлёб. (Уж больно тема актуальная, наболевшая.)

Удовлетворён? Нет. (По слухам и прочитав первую главу — ожидал большего.)

Кто виноват? Автор. (Ему бы изобрести ардабиолу, которая смогла бы излечить его произведение от злокачественных раковин.)

Остаётся только добавить, что я сознательно опустил в этих заметках все зглаживающие вкрапления типа «по-моему», «на мой взгляд» и т. п. Ясно и так, что это моё мнение.

Кто-то с ним может не согласиться.


/1981/
_____________________
  Семинар критики ф-та журналистики МГУ.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru