Николай Наседкин
ПРОЗА



ЛЮПОФЬ


Часть 2

2. Коитус


Алине, 4 августа, 20:18 (Очень важный вопрос.)

Алина, уж прости за вопрос и успокой меня до конца и ещё раз (ты же знаешь, какой я мнительный и как я боюсь СПИДа!): у вас с ним точно вчера была резинка??!

Алексей.

Алёше, 4 августа, 20:50 (Уточняю!)

Была, Лёша, была! Я только с тобой не предохраняюсь… Тебе я доверяю во всём!

Чаво-нть исчо писнёшь?

Дымка.

Алине, 4 августа, 21:14 (Успокоила.)

Спасибо, Алин, успокоила. Кстати, уж признАюсь: не так за себя страшно, как — за тебя. Подхватишь от него какую-нибудь гадость или, того хуже, забеременеешь. Хотя ты, конечно, вполне взрослая девушка и сама всё разумеешь…

Если можно объясниться в любви — объясняюсь: сегодня ещё раз убедился, что я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Но…

Но я тебя ОТПУСКАЮ: иди флиртуй, соблазняй, влюбляйся, трахайся, выходи замуж… УСПЕХОВ!

Алексей.

Алёше, 4 августа, 21:45 (Благодарность.)

Лёша! Солнышко! Спасибо за добрые слова в мой адрес — самые тёплые, нежные и светлые, особенно про «трахайся»! Очень мило и душевно! Пиши — у тебя замечательно получается. Не ожидала… Долго, наверное, думал.

Люблю тебя, твоя жаба.

P.S. И всё-таки я ВСЕГО ЭТОГО не заслуживаю…

P.Р.S. Мне тебя всегда (каждую секунду) не хватает! Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!! Ты же меня не отпускаешь!!! Я вся в твоей паутине!!!

Дымка.

Алине, 4 августа, 23:10 (Это ужас и кошмар!)

Алина, что ты со мной делаешь!

За слова «Я тебя люблю!!!»… Даже нет слов, не знаю, что сказать. Я тебя совершенно не понимаю. Сейчас рассматривал твои фото (всматривался в твои фото!)… Тоже не знаю, что сказать. Вернее, примерно так: ты и ангел, и ведьма… Ты бываешь ДЕВОЧКОЙ, а бываешь и ДЕВКОЙ… Как я люблю первую и не люблю вторую!

Я думаю только о тебе — без перерыва на сон и прочую ерунду.

Слушай, у меня тут теория появилась: а не ЗАСТАВИЛИ ЛИ тебя меня мучить??? Не ПРИКАЗАЛИ ЛИ тебе меня оставить??? Если бы это было так, мне было бы легче…

Зря я, конечно, всё это пишу… Я ведь всё уже ВОСПРИНЯЛ И ПРИНЯЛ. Что ты живёшь уже совершенно своей жизнью, что уже ВПУСТИЛА В СЕБЯ другого… Я уже наслаждаюсь своей болью (ты не забыла, что я «человек Достоевского»?). Но от этого «наслаждения» можно и свихнуться!

Ладно. Хватит.

А. Д.

P. S. Только сейчас заметил, что мои инициалы смотрятся-читаются мрачно, многозначительно и зловеще: действительно — ад! По крайней мере, в душе…

Алине, 5 августа, 15:23 (Последняя просьба.)

Алина, дорогая и родная моя Дымка!

Я тебя просил не встречаться с ним у НАШЕЙ скамейки на Набережной. Ты должна была понять, что это для меня МНОГО значит (ну не совсем же ты толстокожая!).

И вот сегодня вас видели с ним даже на факультете. Мне, естественно, сразу поспешили доложить. (Уж не вздумал ли этот суслик к нам поступать?) Алина, это же НАШ С ТОБОЙ ДОМ!!!

Алина, устраивай свою личную судьбу, но не плюй в душу — прошу! Или уж возьми тогда ключи у меня от ТОЙ квартиры, устраивай с ним свиданки и там…

А. А.

Алёше, 5 августа, 16:24 (Это важно!)

Алексей! Алексеюшка! Лёша! Лёшка!

Мы всегда будем друг для друга самыми близкими людьми! Так Бог решил, и мы не можем ничего сделать-исправить! И я не хочу (не могу)! Давай не будем детьми, человеческое тепло — это дар небес! Нам с тобой на двоих он достался! Не убивай то, за что я благодарю Всевышнего каждое утро и ночь! Мы никогда не разлюбим друг друга! Я хочу видеть тебя в университете — твои глаза, улыбку, разговаривать с тобой… Я помню всё — каждую твою мозаичку… Прошу, давай подождём, успокоимся и никому на свете не разрешим (не позволим!) потерять друг друга, вычеркнуть из памяти! Это важно и для тебя, и для меня… Между нами всегда будет нить, я её чувствую… Поверь, только не тебе (НЕ ТЕБЕ!) я хочу сделать больно! И если всё же делаю (так выходит-получается) — это никак не нарочно, не со зла… Когда ты сказал сейчас по телефону, что хочешь меня ненавидеть — сердце в груди затрещало, как орех, который вот-вот разгрызут… Лёшенька, не надо, пожалуйста, прошу… Мы должны (обязаны) сохранить то, что между нами есть! А ЭТО ЕСТЬ И ВСЕГДА БУДЕТ!!! Я просто хочу быть твоим другом… Не забывай, слышишь, никогда не забывай: даже если начнётся Третья мировая и не за горами будет конец света — мы всё равно останемся ангелами, мы же крыльями срослись, ты помнишь ведь! Ни ты, ни я эти крылья не перережем, не сломаем, не вывернем… Одна судьба — одни крылья (два крыла на двоих)! Не мы так решили, а Он…

Твоя Дымка.

Алине, 5 августа, 17:03 (Тоже важно.)

Алина, родная моя!

Это очень интересная формулировка: я не хочу делать тебе больно, просто так получается…

Милая, я же прошу не о многом: не надо приводить своего нового хахаля в один из НАШИХ домов, не надо начинать ваши встречи-свидания с ним рядом с факультетом, где мы с тобой виделись (и ещё будем видеться), радовались друг другу почти каждый день, где занимались сексом…

Повторяю: это — наш с тобой дом! И устраивать рядом с ним и в нём свидания с другим, это нехорошо, это непорядочно, это, в конце концов, подло!

Твой БЫВШИЙ.

P.S. Дымка! Умница ты моя, Алина! Я просто умоляю: перестань про «сросшиеся крылья»! Это уже даже не кощунственно, это — анекдотично. Ты только представь-вообрази: когда ты со своим сусликом занимаешься сексом (по нашей с тобой терминологии, прости, — трахаешься), я-то — сросшийся с тобой крыльями — где в этот момент нахожусь, что делаю? Вместе с вами в одном темпе и ритме сотрясаюсь???!!!

P.P.S. Алинка, милая моя и родная девочка!

Делай СВОЙ выбор, делай, что хочешь, только признайся самой себе и помни: это с твоей стороны — ИЗМЕНА, это ПРЕДАТЕЛЬСТВО…

Хочешь с этим жить и быть спокойной — живи и будь спокойной.

Дядя Лёша.

Алёше, 5 августа, 20:40 (Не грузись!)

Лёшка! Ты — лучший!

А я — белая, пушистая и добрая. Надо только уметь от этой доброты ключик отыскать…

Пушистая Алинка.

Алине, 5 августа, 21:02 (О люпфи.)

Алинка, девочка ты моя добрая с ключиком!

Вот какая кривая и склизкая мысля вползла в мою буйную по части воображения головушку. Было бы, думаю, хорошо, стрёмно и справедливо, ежели бы по ЧЕТВЕРГАМ (ну и — ВОСКРЕСЕНЬЯМ) в момент начала близости со своим бойфрендом (и всеми другими, которые будут) ты вдруг вспоминала, что сегодня ЧЕТВЕРГ (ну или — ВОСКРЕСЕНЬЕ), и мысленно вскрикивала: «Господи! Ведь сегодня я должна по традиции ЭТО делать с Лёшечкой!!!» И у тебя бы от этой мысли-вспоминания начинались жуткие спазмы стенок Матрёны и нестерпимые судороги ног, а изнутри организма поднималась бы волна отвращения и тошноты к сейчасному партнёру, к его потному запаху, сопению и суетливым движениям…

Прими это к сведению: по ЧЕТВЕРГАМ и ВОСКРЕСЕНЬЯМ обязательно в моменты секса с другим вспоминай меня — ВСПОМИНАЙ, ВСПОМИНАЙ, ВСПОМИНАЙ! Это — гипнотическо-виртуальное внушение. И я надеюсь, что теперь каждый ЧЕТВЕРГ и каждое ВОСКРЕСЕНЬЕ в ЭНТИ минуты ты ОБЯЗАТЕЛЬНО будешь вспоминать МЕНЯ…

Ну а остальные пять дней недели — это же более чем достаточно для нормальной счастливой УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЙ жизни.

Алина, милая, помни: ЧЕТВЕРГ и ВОСКРЕСЕНЬЕ!!!

(Мне немножко жаль, что мы с тобой встречались и имели половой контакт вчера, в среду — сегодня, в четверг, было бы символичнее…) Впрочем, и вчера всё было прекрасно! Спасибо, радость моя!

И ещё, конечно, спасибо за то, что сегодня, увидев меня в окно, вышла (перед свиданием с ним!!!) из дома на улицу и прошлась-прогулялась со мной, как в стародавние времена, несколько метров.

Ты вообще — добрая девушка. Это я без всякой иронии говорю. Да ты и знаешь, как я высоко всегда ценил и ценю (да что уж там — любил и люблю!) тебя не только за внешность, но и за характер, за душу, за ум…

Целую (в щёку) — трижды!

Алексей.

P.S. Алина, дружочек мой!

Только что родилось в голове моей очень образное сравнение, которым не могу не поделиться с тобой, родная моя. Вот оно: променять меня, 50-летнего мужика, АЛЕКСЕЯ ДОМАШНЕВА, на 17-летнего мальчика, это всё равно что — джип на велик, а ещё точнее: 15-томное собрание сочинений Достоевского на книжечку какого-нибудь Коэльо. Романтика!

Прикольно?

Алёше, 5 августа, 23:46 (Ценю.)

Спасибо за долго оформляемуюмысль (давно я от тебя такие длинные мэйлы не получала!). Возьму на заметку о ЧЕТВЕРГАХ и ВОСКРЕСЕНЬЯХ! Спокойной ночи, Лёша! До завтра.

Дымка.

Алине, 7 августа, 22:15 (Когда прошла эйфория…)

Алинка, родная моя!

Сейчас, когда ты гуляешь-развлекаешься на Набережной (если не где-нибудь поукромнее) с юным альбиносом, а я наслаждаюсь дома тишиной и одиночеством (Д. Н. уехала из города с ночёвкой в гости), я вдруг ощутил, что эйфория, в которой я купался после сегодняшнего нашего свидания (а оно было прекрасным: близость «по полной программе», почти как прежде… К слову, и оральное нечто было — я же тебя ласкал… Спасибо!!!) — эта сладкая эйфория постепенно покидает моё нутро и уступает место грусти и опять обиде, теперь уже по конкретному, приземлённому и даже прозаическо-бытовому поводу.

А думаю-размышляю я вот о чём. Ну что ж судьба так тебя бросает, выкидывает с тобой такие невероятные коленца?! Был у тебя торговец мылом (это я о Чашкине), который по всем параметрам и понятиям не стоил и мизинца на твоей левой ноге. Слава Богу, ты нашла в себе мужество — порвала с ним. И через некоторое время влюбилась до глубины души (верю!) в профессора-писателя (я имею в виду себя). Спасибо небесам!!! Это справедливо! Это понятно! Это логично! Студентка-отличница, талантливая поэтесса (а может, и гениальная!), я уж не говорю о твоём несомненном журналистском даре — и должна была сделать подобный выбор. Но вот — новый более чем странный жизненный поворот, и профессор-писатель поменян на какого-то разносчика-подавальщика кофе…

Дымка, родимая! Я уже как-то воспринял-понял-осознал-смирился с тем, что, выбирая между 17-летним сусликом и 50-летним козлом (это я о себе), юная девушка вполне может выбрать юного шустрого суслика, но вот мысль, что меня, профессора и писателя, довольно известного в родных местах, человека творческого (это я всё о себе), променяли на рыночную шестёрку — весьма угнетает.

Алина, Алина, умная ты моя, добрая и сердечная девочка! И зачем же ты меня так опустила??? Остаётся мне теперь привязать петлю к люстре, взобраться на кресло и быстренько сочинить натуралистическое эссе под названием «Финал жизни»…

Вот до каких хрустных размышлениев доводит несчастных (горе мне, горе!) людей одиночество и утечка эйфории.

Прощай, жестокосердая!

А. Д., прафесар, празаих, драматурх, литературовЬед etc.

P. S. Будь другом: пришли-подари мне пароль от своего майл.ру — докажи свою дружбу и обещанную доверительность!!!

Заранее спасибо!

P. P. S. Кстати, фамилия твоего Коли, как ты упоминала, — Несушкин? Тогда логичнее звать его не сусликом, а — цыплёнком…

Алёше, 8 августа, 2:32 (Три пера !!?)

1. Больше ни слова тебе не скажу про него! Ведь знала, что ты не оставишь это без внимания (альбинос, рыночная шестёрка, шустрый суслик, цыплёнок…)

2. От майл.ру пароль не скажу (не заслужил!), Алекс ты мой, блин разэтакий! В фельетонисты, что ли, подался? Остаётся только прокомментировать твои под…бки словами одного бессмертного писателя: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!»

3. Завтра (вернее — уже сегодня) приду к тебе домой в 10 или в начале 11‑го. Встречай хлебом-солью!

Алина.

Алине, 8 августа, 20:06 (Благодарю!)

Алина, Дымка, спасибо за сегодняшний домашне-ритуальный секс у меня в гостях — такой необычный, трогательный, ДОВЕРЧИВЫЙ!!!

Теперь о хрустном. На огороде под палящим солнцем и в тоскливом одиночестве лезут в голову всякие угнетающие мысли. Сегодня вползла вот какая.

Судя по всему, у тебя есть опасность деградировать. Недаром в народе говорят: с кем поведёшься, от того и наберёшься. Ну собери всю свою объективность и беспристрастность и согласись: выбирая между поэтическим вечером (со мной) и заезжим халтурным цирком-шапито (с ним) — выбрать цирк… Это симптоматично!!!

Я боюсь, что лет через пять, встретив тебя, я увижу вместо тонкой, романтичной, поэтичной и талантливой Дымки — круглую Дыньку (а то и — Dunk'у), в тусклых глазах которой будут только дискотеки, гулянья по набережной, киношки-цирки, пиво да кроличий секс…

Тогда, уж прости, я наверняка про себя воскликну: родная моя, уж лучше бы ты умерла!..

Алина, родимая, это не под…бки, как тебе хочется думать-считать, это — страх, боль, тоска.

Я люблю тебя.

Алексей.

P.S. Пожалуйста, НЕ БУДЬ СЧАСТЛИВА С ДРУГИМ!!!!!

Алёше, 8 августа, 20:13 (Я перед тобой в огромном долгу.)

Лёшенька, как бы я хотела с тобой жить в твоём доме!!! Ты — лучший, замечательный, необыкновенно тонкий и нежный!!! В моём сердце ты такой был, есть и будешь!!! Спасибо, что переживаешь за меня! Спасибо за СЕГОДНЯШНЕЕ!!! Оставь меня частью своей жизни, прошу!!!

Твоя Дымка.

Алине, 8 августа, 20:20 (Как бы уточнить!)

Алина, странная туманность твоего слога не позволяет мне однозначно понимать твои слова. А именно: 1) почему — как бы я хотела с тобой жить; а не — я хочу с тобой жить? 2) Оставить частью жизни — в каком смысле: оставить и уйти или не забывать?

Пояснила бы, родная моя!

А.

Алёше, 8 августа, 23:29 (Думается…)

1. Хотела бы, но слишком много уже произошло непоправимого… Я буду об этом мечтать. Можно?

2. Оставить частью жизни — не забывать меня, не ненавидеть, а любить и ДУМАТЬ обо мне!!!

Вот такие вот разъяснения. Как дача и работа?

(Чего-то у меня отправка писем глючит.)

Алинка.

Алине, 8 августа, 23:40 (Разумные слова.)

1) Алина, поправимо всё, кроме смерти! Главное, начав делать глупости — не продолжать их делать и не усугублять ситуацию. Из любой ситуации есть выход. Особенно, если люди разумные, мыслящие и понимающие, что жизнь у них одна, ошибок не избежать, но любую ошибку всегда можно исправить. Было бы желание и мозги. Зачем об этом (жизни) мечтать, когда можно просто жить??!

2) Само собой. Но хотелось бы (твой слог!) обнимать и целовать тебя живую, ТЕЛЕСНУЮ, а не в мечтах. Это же глупо. В мечтах, если бы я тебя ПОТЕРЯЛ НЕПОПРАВИМО (зри начало пункта 1-го).

3) На огороде я был до 18:00, начали тучи сгущаться — уехал. Д. Н. появилась в 21:00 (и я о ЧЁМ-ТО смутно пожалел!). О какой работе ты говоришь — не понял. Читал весь вечер Харуки Мураками (давно так неспешно и долго не читал книгу!)

Алексей.

Алёше, 8 августа, 23:43 (Два пера.)

1. Работа — это и есть огород. Так что на этот вопрос ты уж ответил.

2. Да, я тоже пожалела об одном. Надо было ванну твою нам вместе опробовать!

Я.

Алине, 8 августа, 23:51 (Ещё не вечер…)

Алинка, насчёт ванны — ещё не вечер: какие наши годы! Всё — впереди!

Только вот смущает в этом плане, что все мои РАЗУМНЫЕ СЛОВА просвистели мимо твоего внимания и души… Хрустно, друх мой, хрустно!

А.

Алёше, 9 августа, 0:13 (Важное дело.)

Лёша! Давай поговорим-пообщаемся завтра. Мать ждёт звонка (от загулявшего моего братика), поэтому телефон занимать нежелательно. К тому же я читаю НАШИ мэйлы, которых аж 252 (обалдеть!) страницы (а я пока на 20-ой, как и подобает моему юному возрасту).

Лады? Не обижайся за сухость — просто я разрываюсь на части: и с тобой переписываться, и НАС читать.

Спокойной ночи. Ныряю в НАШИ истории. Как замечательно, что ты их выстроил и распечатал!

Дымка.

Алёше, 9 августа, 23:52 (Сумбурное.)

Лёша! В наших мэйлах мы успели прожить жизнь за сотню влюблённых людей на этой планете!!! У нас с тобой НЕПОВТОРИМАЯ, ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ и ВСЕПОГЛОЩАЮЩАЯ любовь!

(Не отказываюсь ни от одного слова из моих мэйлов!)

Спокойной ночи!

Алинка.

Алёше, 10 августа, 20:04 (Вопрос.)

Лёша! Чего делаешь, думаешь? Вообще, как твои дела?

Алина.

Алине, 10 августа, 23:07 (Жалею.)

Занимаюсь я онанизмом. Конечно, образно говоря. А именно: сижу, думаю и страшно жалею, что так быстро и решительно в своё время выбрал между Олей (с которой был вполне счастлив) и тобой.

Видимо, был я страшный и не совсем циничный дурак!

Алексей.

Алёше, 10 августа, 23:50 (Ответ.)
Между озером и небом выбирая —
лучше глубина иль высота —
у желаний отыщи границы-грани:
плыть ты хочешь или же — летать?
Алине, 10 августа, 23:57 (Удачного полёта.)

Летай!

Алёше, 11 августа, 0:06 (Разночтения.)

Алексей, не глупи! Вопрос ваще-то предназначался тебе, как и выбор: Оля или я — озеро или небо, плыть или летать…

Алина.

Алине, 11 августа, 0:17 (??????)

Алина, ты уже чего-то совсем чудить начинаешь. Какие могут быть вопросы ко мне????? В январе я ВЫБРАЛ ТЕБЯ, безжалостно и жестоко унизив, обидев и оскорбив своим поведением Олю. Уж не знаю, глубину или высоту выбрал, но я ВЫБОР сделал. О чём, повторяю, вероятно, стоит пожалеть…

Перестань, пожалуйста, опоэтизировать своё ужасное и в чём-то, уж прости, блядское поведение!

Алексей.

Алёше, 16 августа, 16:00 (Белый флаг.)

Лёша, Лёшка! Давай мириться! Я задыхаюсь без твоего воздуха. Я сама (как это было всегда) иду к тебе с повинной. Почему ты со мной не здороваешься? Со всеми, кроме меня. Люди, между которыми было и есть так много, разве так они платят друг другу за счастье? Так они благодарят?

Лёшенька, ты не выходишь у меня из головы и сердца. Я не прошу остаться друзьями (хотя очень-очень хочу!), знаю, что не могу требовать, но давай — хотя бы приятелями. Я прошу, умоляю… Позволь мне, разреши быть хоть на миллиметр ближе! Неужели я для тебя пустое место?

Думаю о тебе чаще, чем ты можешь себе представить…

Я протягиваю тебе руку, возьми её, ПОЖАЛУЙСТА…

Алинка.

Алине, 17 августа, 17:00 (Без темы.)

Алина, меня больше всего поражает, почему ты не понимаешь, что мне БОЛЬНО от того, что ты МЕНЯ БРОСИЛА, что ты С ДРУГИМ, что ты с НИМ СЧАСТЛИВА? Не укладывается это в моей голове. Эгоизм какой-то в концентрированном виде.

Алексей.

Алине, 18 августа, 0:17 (Очень важное послание!)

Алина, Алинка, Дымка моя!

Может, это последнее моё послание к тебе — отнесись к нему более чем серьёзно. Я устал. Вчера после нашего дурацкого разговора-конфликта на Набережной сердце у меня опять прихватило, еле дошёл до дома, целый час отлёживался с валидолом под языком. И думал: ну вот, старый дурак, так и умрёшь-скопытишься от любви!

Короче, как говорил Говорухин: так жить нельзя! Слава Богу, здорово помогает мне сейчас Мураками: читаю взахлёб его роман «Хроники Заводной Птицы» — эта штука посильнее «Волхва» будет, и очень-очень много чего дельного черпаю я из этой необъятной книги для себя, для НАШЕЙ ситуации, вообще для жизни…

Алина, буду говорить прямо. Я страшно НЕ ХОЧУ, чтобы ты ушла-исчезла из мой жизни! Я жутко НЕ ХОЧУ, чтобы и я ушёл из твоей жизни-судьбы. В день нашей ВСТРЕЧИ (29-го декабря) я был безмерно (как мне казалось) счастлив, спокоен, уверен в себе и окружающем мире… Для ЧЕГО-ТО же ты появилась, для ЧЕГО-ТО ты вошла-ворвалась в мою жизнь, совершенно её изменила, перевернула понятия о счастье, о смысле существования… Неужели это было всё случайно?! Неужели это только всё — нелепый случай, немотивированные обстоятельства, глупая шутка Судьбы??!!

Сейчас я знаю только одно, что я по-прежнему и даже сильнее, чем прежде, люблю тебя, что ты нужна мне, что без тебя мир совсем не тот и смысла в жизни мало. Я хочу надеяться (и надеюсь!), что и у тебя ко мне сохранилась-осталась какая-то своеобразная любовь, что я «не выхожу у тебя из головы и сердца», что ты «думаешь обо мне чаще, чем я могу себе представить»…

Алина, милая моя и родная девочка! Я долго думал, я мучительно размышлял и хочу предложить тебе следующее. У нас с тобой есть, вероятно, только три варианта дальнейших отношений. Надо сделать выбор.

1) ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, НОРМАЛЬНЫЙ. Ты возвращаешься ко мне, мы забываем как кошмарный похмельный сон этот наш нелепый кризис и попытаемся заново быть вместе и счастливыми (ТОЛЬКО МЫ!), забыв об остальном мире.

2) КОМПРОМИССНЫЙ. Один день (вечер) в неделю будет наш и ТОЛЬКО НАШ. Остальные шесть дней недели твоей жизни меня не будут касаться и даже (постараюсь) интересовать. Один день (вечер) мы будем любовниками, вернее — влюблёнными друг в друга, остальные шесть — добрыми друзьями-приятелями (естественно, если ты с другим не будешь миловаться на моих глазах).

3) ВЫНУЖДЕННЫЙ, ДУРАЦКИЙ. Тотальный бойкот (по крайней мере с моей стороны), ненависть (обоюдная или односторонняя), злоба, конфликты, сердечные приступы, одним словом — дурь, дурь и дурь, как в последние дни.

Я просто умоляю тебя, Алина, умная моя девочка, не будем делать друг другу больно. Давай сделаем ПРАВИЛЬНЫЙ выбор. Вот именно, люди, «между которыми было и есть так много», не должны расставаться, рвать с кровью пуповину, которая крепко-накрепко связывает их. Я уж не говорю про крылья!

Алина, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Не бросайся этим!!!

Алексей Д.

Алёше, 18 августа, 18:35 (Не знаю…)

Я не знаю, что делать!..

Алине, 19 августа, 16:32 (О дружбе и любви.)

Алина, всегда (а особенно в последнее время) я более твоего тела ценил в тебе ум. К нему сейчас и обращаюсь.

1) О поэтическом вечере.

Литература, поэзия — это только наше: твоё и моё. Это — часть нашей с тобой (только нашей с тобой!) жизни. Поэтому логичнее будет, если на вашем поэтическом вечере буду я, а не он. Не балуй Несушкина! Не приучай к мысли-осознанию, что он безраздельно, безальтернативно и стопроцентно владеет тобой, твоим временем, твоей жизнью. Пусть отдохнёт денёк — ничего страшного: у вас с ним вся жизнь впереди.

К слову в этой связи — за тобой должок. В мой день рождения, если ты не забыла, мы договаривались: ЧТОБЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ — твой день рождения мы отмечаем только вдвоём… А ты его отметила с ним. Эх, Алина, Алина!

2) Варианты наших с тобой отношений.

Я — не дурак (не будешь с этим спорить?). Я вполне понимаю-осознаю, что 1-й вариант нереален, непроходим, невозможен, фантастичен. Скрепя сердце, я согласен на второй. Не обманывай саму себя: тебе тоже хочется, чтобы я прикасался к тебе, целовал, ласкал, ВХОДИЛ-ПРОНИКАЛ в тебя… Пускай он делает это ежедневно и, может быть, многократно. Но — тебе никогда не будет этого достаточно, пока ты полностью и до конца не сотрёшь меня из своего сердца, своей души, своей памяти… Я делаю ЭТО по-другому, у меня ДРУГОЙ запах, я ПО-ДРУГОМУ ласкаю, я говорю ДРУГИЕ слова… И всё ЭТО тебе до сих пор дорого. Это (я, мой запах, мои прикосновения, мои ласки, мои слова) до сих пор тебя волнует. Алина, милая, не надо сопротивляться! Это — глупо. Это — по-детски. Это — насилие над собой, надо мной, над нашими чувствами, над нашей памятью.

Эти наши с тобой полгода — самое прекрасное, что было в моей жизни. И, надеюсь, в твоей. Давай не будем всё это резко и напрочь перечёркивать, становиться врагами, подталкивать друг друга к глупостям (увы, я одну уже совершил!).

Алина, Алинка, милая ты моя, никогда велосипед не заменит джип, не заместит его НА СТО ПРОЦЕНТОВ.

Дари иногда себя мне и успокаивай себя мыслью, что ты делаешь это ТОЛЬКО РАДИ МЕНЯ, ради некогда (и до сих пор!) любимого человека — чтобы я не погиб окончательно…

Как я хочу достучаться до твоего сердца, до твоего разума! Ну не совсем же тебя заколдовали??!!

Алексей.

Алёше, 19 августа, 20:04 (Вопросы и малюсенькая просьба.)

Лёша! Ты где? Почему ТАК ушёл? И о каком ВЫХОДЕ (который предпримешь) сегодня говорил?

Когда вернёшься, обязательно позвони. Твоя Д.Н. меня, наверное, проклинает как может (я раз 5-6 звонила).

Беспокоюсь-волнуюсь. Ты опять пьёшь!

Алинка.

Алине, 19 августа, 22:28 (Просьба.)

Латункина, я тебя очень прошу: от…бись от меня — НЕ-НА-ВИ-ЖУ!!!

Алине, 20 августа, 21:52 (Душа моя!)

Алинка, ну где ты????

Ты уже наглоталась его спермы. Он уже навходился во все твои дырки. Оставь себя и мне хотя бы кусочек. Я тоже тебя хочу. Тем более (согласись!), его сперма такая же вонючая, как и у Чашкина.

Только мои ласки и моя сперма тебе сладостны. Прими это как данность.

Только представь: вся сперма, что ты сегодня от него заглотила — стоит у тебя в горле, тебя тошнит, тебе плохо…

Хочу тебя ненавидеть, но — люблю. Вспоминай меня.

Алексей.

P. S. Ты не представляешь, как мне жалко тебя всегда (до слёз!) во время минета: твоя голова так трогательно мотается…

Алёше, 20 августа, 22:10 (Жуть!)

Лёш! Как тебе не стыдно мне такие ГАДОСТИ писать?! Подсчитай, сколько раз ты употребил слово «сперма»! Самого-то не тошнит?

Лёша! Прошу тебя — не делай ГЛУПОСТЕЙ!!! Перестань пить! Ради меня!

Алина.

Алине, 22 августа, 04:00 (Объяснение в любви.)

Алинка, я всё более и более убеждаюсь, что люблю тебя, и очень и очень хочется верить, что ты тоже всё яснее и яснее понимаешь, что ты любишь меня И ТОЛЬКО МЕНЯ. Давай на этом зациклимся. Мы созданы друг для друга. Это — судьба.

Алинка, мне сегодня приснился странный сон. Будто ты была у меня в гостях (неужели ты, и вправду, была?!), но мы с тобой даже толком не поцеловались, уже не говоря о всём прочем. И будто бы я заснул, а ты от меня поехала к своему альбиносу суслику, вы там с ним начали обниматься-целоваться (это, напоминаю, — сон), трахаться. Он — потный, вонючий, ты лежишь под ним и с тоской думаешь: Господи, ну почему я не с Лёшей сейчас…

Целую в губы, в левый сосочек, в Манечку. Снова жду в гости!

Лёша

Алёше, 22 августа, 9:48 (О разном!)

Лёш! Моя мать вся на слезах: прекрати звонить бесконечно и молчать! Сегодня я до 7-8 вечера у Ленки. От неё тебе позвоню. Вчера ты был просто ужасный: меня оскорблял, Маше в глубокой любви признавался, потом снова мне замуж предлагал выйти и (венец всему!) — задрых на диване. Я больше не приду к тебе домой, мне всё надоело. Лучше ненавидь меня, у тебя это лучше получается. Себя и Д.Н. пожалей, будь умницей, ты же не хочешь пить (сам говорил-уверял!). Тебя Боженька в темечко зацеловал, ты — талантливый: работай, пиши, твори! И люби Марию: она очень красивая, умная, нежная, любящая, и ноги, поди, у неё не жилистые, не лошадиные, как у Алины Латункиной (ты мне вчера такой комплимент состряпал — спасибо!). Она же тебя тоже любит, живи ради этой любви, наслаждайся ею, купайся в ней! Вы созданы друг для друга. Судьба дала вам самое трудное испытание: временем и расстоянием! Если вы его выдержите — это будет прекрасно! Объятья станут ещё слаще, а поцелуи ещё горячее… Дождись её, она тебя очень ждёт!!!

Алина.

Алине, 25 августа, 4:05 (Очень важно.)

Алинка, Алинка! Алинушка! Вот сижу я сейчас посреди ночи и мира (на часах — 4:03) и думаю: Господи, никого ближе и роднее тебя у меня нет. Всё, больше ничего не буду размазывать-рассусоливать. Я люблю тебя.

Алексей.

Алёше, 25 августа, 9:16 (С утреца.)

Доброе утро, Лёша! Спасибо, что ты есть!

Дождь, блин, а настроение философичное (такая погода мне по душе!).

Лето изо всех сил пыжится — не пускает на порог осень. Хотя (мне ли жаловаться!) — я люблю подобный погодный стресс.

До встречи!

Алинка.

Алине, 26 августа, 4:46 (Ночное.)

Алина, сижу вот сейчас в полной тишине, в полном одиночестве, размышляю-думаю и — ни хрена не понимаю. КТО ты? ЗАЧЕМ ты? ПОЧЕМУ ты ТАКАЯ?

То ли ты одна такая, то ли всё ваше поколение… У тебя размыты-атрофированы некоторые качества души, некоторые понятия о том, что такое хорошо и что такое плохо. И тем более странно, что ты читаешь неплохие книги и вроде бы понимаешь их суть… Видимо, у тебя теория (литература, кино, нравственные принципы) и реальная жизнь — на разных полюсах, несовместимы.

Алина, милая, попробуй понять меня, человека другого поколения, вероятно, уже страшно устаревшего со своими понятиями о том, что можно и чего нельзя делать в этой жизни, чтобы жить со спокойной совестью.

1) Нельзя (тут я повторяюсь) было 13-го июня знакомиться и проводить время (91/2 часов) с мальчиком, позволять ему держать свою руку с обручальным кольцом, прикасаться к груди, страшно хотеть ему понравиться и самой его полюбить и при этом чувствовать-ощущать, как в тебе ещё находится-живёт моя сперма, наш потенциальный ребёнок.

2) Нельзя (тоже повторяюсь) устраивать встречи-свидания с ним в НАШЕМ с тобой университете.

3) Нельзя бывать с ним на ЛИТЕРАТУРНЫХ вечерах, потому что я из-за этого не могу на них быть, а для меня это — жизнь, работа, судьба.

4) И, конечно, поездка на отдых на юг с ним (и именно в Геленджик!), которую вы замыслили — это такое ПРЕДАТЕЛЬСТВО всего, что было у нас с тобой, что слов у меня просто нет. Ты прости, но только последняя проститутка, женщина без всякой морали может допустить, что мечты с одним мужиком можно осуществить с другим — какая, мол, разница…

Я понимаю, что мои слова на тебя не подействуют. Я уже понял-осознал, что в этом плане ты действительно толстокожая, ты эгоистка, ты деловая и прагматичная не по возрасту. Ты в этом плане не девочка Алина Латункина, а просто-напросто — блядёшка Латункина. Но я всё же хочу, чтобы там, на Югах, ты вспоминала и понимала в минуты самого-самого кайфа (после купания, пива и когда с ним в постели), что ты ПРЕДАТЕЛЬНИЦА, что ты отдыхаешь НЕЗАКОННО, НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО и что всё это с твоей стороны — МЕРЗОСТЬ…

Живи, отдыхай, наслаждайся — раз у тебя такие крепкие нервы.

Алексей.

Алёше, 26 августа, 23:27 (Хреново.)

Лёш! Извини, что сегодня не смогла связаться с тобой. В семь вечера только пришла домой. И тут ТАКОЕ началось!!! До этого мы с Ленкой гуляли по Набережной, а потом сидели в нашей с тобой «Славянке». Я откушала твой любимый «горшочек». Но, к сожалению, он в моём желудке не прижился — вчерашний, что ли. Вырвало (пардон) прямо тут же, на крыльце кафе. А дома (пардон) блевала без остановки. Я так поняла, что ты звонил. Дедушка сказал: это был какой-то мужчина. Но я не могла тебе позвонить (пардон!!!) — рот был занят (для твоей мнительности уточняю — БЛЕВАЛА), и потом — не знала, с какой ты квартиры звонил. Сейчас опять поташнивает, но вроде желудок прочистился. В общем, денёк атасный! Надеюсь, у тебя не всё так плохо и твоё самое посещаемое сегодня место — не туалет (как у меня).

А меня, видать, Бог наказывает…

Алинка-изнанка.

P.S. А-а-а-а!.. Не могу больше ждать-гулять в Инете. Чего-то опять меня мутит. Пойду посижу в «философской комнате» (мать её!). Спокойной ночи!

Алине, 28 августа, 21:34 (Тоска!)

Алина, не понимаю, как я живу без тебя эти дни и ещё больше не понимаю, как живёшь их ты без меня.

Люблю! Люблю!! Люблю!!!

Заходил к тебе на Stihi.ru, посмотрел твою переписку со всякими охламонами-поэтами… Всё-таки я надеялся, что Дымка ты только для меня. Наивный я всё же человек.

Алексей.

Алёше, 28 августа, 23:47 (Вопросики.)

Лёшка!

1. И где мы всё это время были?

2. КАК ты вообще живёшь и ГДЕ???

3. Чего происходит?

4. Как у тебя со здоровьем? Лёша, береги его, береги себя!

P.S. Дымка — мой псевдоним на Стихире.

Дымка Домашнева.

Алине, 1 сентября, 3:31 (Совсем ночное.)

1) Алина, я тебя люблю!

2) Не хочу Геленджика — не езди, прошу!!!

3) Не нравится, что на сайте Стихи.ру отдала всем наше (моё) имя Дымка.

4) Помести там вместо чёрно-белого фото то, где ты в моих серёжках.

5) Мне плохо без тебя.

6) Зачем ты с другим?

7) Бога ради, подари мне пятницу!

А. А. Д.

P.S. Прочёл эпиграф к «Дэниэлу Мартину» и — матка опустилась. Напомню: «Кризис заключается именно в том, что старое уже умирает, а новое ещё не может родиться; в этом междуцарствии возникает множество разнообразнейших патологий» — Антонио Грамши.

Алёше, 1 сентября, 20:00 (Ну и где?)

Лёш! «Дэниэл Мартин» — это, конечно же, круто, как и сам г‑н Фаулз, но где мы были в 19:30 — раз к телефону никто не подошёл? А я ведь звонила! Ладно, иду к Ленке на стрелку. До завтрева. Вечером-ночью, пади, не выгляну. А утречком выйду, гляну, как ты выкрутился-оправдался!

Звонящая Дымка.

P.S. Замзуев (поэт из Москвы, я тебе о нём рассказывала) в натуре тупой мэйл прислал, да ещё и ночью. Хрень!

Алёше, 3 сентября, 23:31 (В трёх строках.)

Спокойной ночи, Лёша. Сегодняшняя наша близость была так прекрасна — спасибо!

Проводи меня завтра хотя бы звонком. А всё же хотелось бы утром получить мэйл от тебя. Если нет — я пойму.

Прошу, веди себя хорошо! Береги здоровье! Поправляйся! Приеду — позвоню. Может, удастся позвонить и с Юга или писнуть мэйл.

Я буду ТАМ вспоминать и о тебе вообще, и о сегодняшнем вечере… До встречи 16‑го.

Целую крепко-крепко!

Алинка Домашнева (!!!).

Алине, 4 сентября, 7:25 (Напутственное.)

Алина, я тебя всё равно люблю! И психически, и психологически, и физически. Прошу: когда будешь с ним там сношаться (прости!) — помни обо мне.

Лёшка.

Алёше, 4 сентября, 7:52 (Спасибочки!!!)

Лёша!!! Спасибо за мэйл. Для меня это очень важно. Поехала. Буду думать о тебе!

Твоя.

Алине, 6 сентября, 10:31 (Где же контакт?)

Алина, если ты мне не будешь писать и звонить — я приеду в Геленджик. Я вас там разыщу и — один Бог знает, что будет…

Соскучился!!! Люблю!!!!! Пью горькую!!!!!!!! (Вы с Колей поехали на Юг, а я — в запой!)

Алекс.

Алёше, 17 сентября, 1:30 (Геленджикская.)

Привет, любимый Баранов!!!

Доброй ночи, Лёша!

Загорелая (увы, уже не белокожая) Алинка.

Алине, 17 сентября, 10:17 (Сообщение.)

С приездом! Рад, что жива. И что — загорелая.

Ах, Алина, Алина!

Думал я все эти последние дни и сегодня окончательно убедился-понял, что главная моя ошибка — я относился к тебе ВСЕРЬЁЗ…

Закрываю окончательно от тебя свою душу.

Прощай, бывшая любимая!

Алексей Алексеевич (только так — ну какой я тебе «Лёша»!).

Алёше, 17 сентября, 14:32 (Моё сообщение.)

Короче, видеть ты меня не хочешь! Обидно… Буду стараться не скучать.

Бывшая любимая.

Алёше, 18 сентября, 20:08 (Тема.)

SOSкучилась!!!

Алинка.

Латункиной, 18 сентября, 23:40 (О КОЛе.)

Алина Наумовна! Вчера, когда после двух недель разлуки (слово неточное, ну да ладно), Вы не пожелали уделить мне хотя бы полчаса, а побежали опять к своему суслику (словно эти две недели не провели с ним безотлучно), я, ещё не зная, что Вы вдруг сегодня по мне SOSкучитесь (!!!), думал-размышлял и надумал вот чего.

Пойду я, наверное, к Чашкину и предложу ему создать КОЛ (Клуб отвергнутых Латункиной). Будем мы с ним встречаться, пить пиво «Козел» и вспоминать-плакать о былом счастье. Со временем к нам присоединится нынешний братец-суслик, уплатит вступительный взнос (а мы к тому времени уже введём взносы). Станет нас трое, и мы снимем где-нибудь офис. На стене, естественно, будет висеть Ваш портрет — тот, где Вы в костюме с галстуком, чёрным маникюром, строгие до невероятности. Такой в жизни Вы, конечно, практически не бываете, но что ж делать? (К слову, это несоответствие очень наглядно проявилось на сайте Stihi.ru — под этим самым портретом, где Вы такая строгая и, вроде бы, серьёзная, находятся Ваши ответы рецензентам, всяким замзуевым, написанные-созданные в невероятном тоне и стиле: «Погладь меня, пожалуйста, по спинке! Я прогнусь-подставлюсь и замурлычу: мр-р! мр-р!..» Ужас!!!).

Ну так вот, кто станут следующими членами (фу!) КОЛа, конечно, конкретно сказать-предугадать нельзя, но типажи предположить можно: по алгоритму сначала это будет 65-летний мужик, а затем — 12-летний мальчик…

Сколько всего будет членов (фу!) со временем в этом Клубе, тоже точно предугадать нельзя, но только не 10, как Вы предполагали-обещали, ибо цена Вашим словам-обещаниям (даже самым красивым) такая же, как использованной туалетной бумаге, что доказывалось жизнью уже многажды. Так что КОЛ явно будет процветать и пополняться членами (фу и ещё раз фу!)…

Вот такие, прямо скажем, грустные мысли вчера угнетали мою голову — ведь я не знал, какая радость сегодня меня ждёт, какой приятный SOS. Эх, и почему человеку не дано заглядывать в будущее, хотя бы на один день (я уж не говорю — на ПОЛГОДА!)

Ну а то, что Вы «будете стараться не скучать» — никто не сомневается. Успехов!

Лёш Лёшич. (Sic!)

Домашневу, 19 сентября, 0:11 (О хрен его знает чём!)

И откуда же Вы, Алексей Алексеевич, такой желчный взялись?! Будто щекотала Вас при рождении не бородка мокрая — та, что между ног, а пупырышки желчного пузыря!

Я просто хотела тебя увидеть: два раза звонила, но, видать, сердце твоё зацементировалось. Просто посмотреть на тебя хотела, понимаешь?! Это ты не захотел со мной встретиться! А к Кольке я поехала за вещами: у нас была одна сумка на двоих, и в ней все мои трусики-лифчики остались — надо было забрать…

P. S. Пошли меня к чёрту, что ли, или напиши, что тебе до меня фиолетово!

P. Р. S. Твоя больная фантазия (КОЛ!!!?) меня пугает-поражает! Оказывается, моя шизоидность — это ещё цветочки…

P. Р. Р. S. А вообще, знаешь что, Алексей Алексеевич, сходи лучше свою жёнушку трахни, может, тогда приземлишься, утешишься!

Алина.

Латункиной, 19 сентября, 9:22 (О деле.)

Обсуждать наши с Вами личные взаимоотношения я больше не хочу и не буду.

А вот об одном вопросе ещё поговорить надо. Дело в том, что мне срочно нужны мои книги (Достоевский, Шукшин, Кортасар) — Вы их задержали до неприличия. Я НАСТОЯТЕЛЬНО прошу, чтобы в ближайшие дни они были у меня.

Домашнев.

Алёше, 20 сентября, 21:13 (Комментарии.)

Лёш! Вечер был очень тёплым! Я ещё и ещё раз убедилась, что твоя нежность и вообще в жизни, и в постели — фантастична! Спасибо тебе!!! Ты — просто замечательный! Я действительно по тебе SOSкучилась! Д.Н. не очень орала?

До связи.

Дымка.

Алине, 20 сентября, 23:13 (Комментарии на комментарии.)

Алин, это тебе спасибо! Повторяю: у меня за последние дни создалось убеждение, что ты окончательно и бесповоротно от меня ушла во всех и всяческих смыслах. Так что сегодняшний вечер, твои признания, что ты всё ещё любишь меня, не говоря уж обо ВСЁМ ОСТАЛЬНОМ из этого вечера — как подарок… Притом были ещё в этом вечере штрихи, были твои признания-оговорки, которые чрезвычайно меня ОБОДРИЛИ. (Чтобы ты не мучилась, не гадала, признаюсь сразу и откровенно: меня радует, что у вас с ним не всё ладно в постели…)

Д.Н., слава Богу, только чуть ворчнула. Я сходил в пиццерию, приволок чудовищную пиццу (размером с велоколесо), и мы с ней вполне мирно поужинали, а сейчас вот посмотрели начало телесериала «Участок». Идиллия!

Добавлю, что не знаю, чем ЭТО ВСЁ (наши отношения с тобой) кончится, но мне кажется (и хочется!), чтобы ЭТО ВСЁ как можно дольше не кончалось. И чтобы ты всегда видела во мне не только человека, профессора, писателя и кого-то там ещё, но и… Догадайся сама! И ещё скажу: в любви надо верить не только в другого, но и в себя. (К чему это я?!)

Алексей.

Алёше, 21 сентября, 12:41 (Осень… Клёны…)

Лёш! Я опять повьюсь. О’к? В переносном, конечно же, смысле. То бишь — юлить-запутывать не собираюсь. Как твой огородик — мой дымчатый дух там ещё не испарился окончательно? Кажись, осень действительно на пятки бабьему лету наступает. Жалко. Правда, жалко — у пчёлки, а по-человечьи — обидно. Чего это я (как и вчера) начала философемничать. Наверное, из-за того, что критические дни не за горами. Буду сейчас г-на Лимонова читать-впитывать и о тебе вспоминать.

До виртуального ужина!

Алинка.

Алине, 21 сентября, 20:41 (Осень… Тревоги…)

Алина, родная!

У меня настроение тоже «философемническое», но — по другому поводу.

Я задумался над существом проблемы, в которой ты мне вчера призналась, и, вернувшись с огорода (где дух твой, конечно, витает, и я, смотря на ложе в вагончике, каждый раз вспоминаю-вижу всё как наяву…), просмотрел справочник «Сексопатология» (М.: Медицина, 1990) и вот что, дружок мой Алина, должен и просто обязан тебе сказать.

Если ты не прекратишь заниматься сексом со своим патологическим Колей, тебе грозят по крайней мере две беды:

Во-1-х, он тебя за…ёт (прости, другое слово здесь не подходит; тем более — ты читаешь Лимонова) если не до смерти, то до болезни точно.

Во-2-х (что, может быть, страшнее), если ты привыкнешь к его чудовищным актам, тебе никогда уже потом нельзя будет получить удовольствие с НОРМАЛЬНЫМ мужчиной. Тебе придётся оставаться с этим сусликом до конца жизни или искать такого же, что в природе встречается крайне редко.

Ты только осознай: у здоровых во всех отношениях мужчин половой акт (фрикционная стадия копулятивного цикла) длится от 1,5 до 3,5 мин, в среднем 2,5 мин («Сексопатология», с.46). Всё, что выходит за эти рамки (даже наши с тобой 5-10 минут), с точки зрения медицины — уже патология. А у вас с ним — по 1,5 часа (90 минут!!!).

И самое главное, затяжной акт (задержанная эякуляция — ejaculatio tarda), носящий изнурительный характер, влияет на здоровье не столько партнёра, сколько партнёрши… (с. 197)

Алина, это не шутки. Это тебе каждый гинеколог подтвердит. А ты к врачу обязательно должна сходить!

Вот такая лирика — извини.

Алексей.

Алёше, 21 сентября, 22:18 (Осень… Заботы…)

Что касается моей половой жизни…. В интимном плане меня всё это ОСОБО не беспокоит. Раз на раз не приходится — я ж тебе рассказывала: когда 1,5 часа, а когда 30-40 минут. Тем более, если я не захочу близости — её и не будет. Так что преувеличивать не стоит. Да, мне не очень нравится заниматься с ним сексом. Я больше люблю — просто лежать в постели обнажёнными, чувствовать его кожу. У нас порой бывает, что всё заканчивается прелюдией, а потом просто лежим, разговариваем… Не знаю, может быть, я его как надо не возбуждаю…

Вот такой вот расклад.

И всё равно — спасибо за беспокойство. Мне приятно. Честно.

Алина.

Алине, 21 сентября, 22:35 (Продолжение темы.)

Алина, родная моя! Ты ведь сама говоришь, что у тебя дело с ним доходит порой до натуральной боли и мучений. Меня более всего поразило, что ты сама ужасаешься тому, что придётся подобное терпеть, может быть, до конца жизни, и, несмотря на это, не хочешь это прекратить…

Это просто ужас или помешательство: чувствовать-осознавать половую несовместимость с партнёром и продолжать заниматься с ним сексом!

Я не прошу, я просто говорю: мне тебя щемяще жалко как близкого и родного человека. Ты рискуешь со временем совсем потерять интерес к сексу, начнёшь ненавидеть его (и секс, да и того, кто тебя насилует), перестанешь БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ.

Ты со своей романтическо-поэтической и увлекающейся натурой пытаешься убедить себя, что терпишь всё ради «любви», но сама же (есть, есть в тебе и прагматическая жилка!) в глубине души понимаешь-осознаёшь, что это блажь, это дурь, это просто нежелание признаться в собственной ошибке… Ну почему ты должна терпеть патологию этого суслика, который полтора часа не может кончить?!

Алинка, милая, прости, но ведь ты в сущности — фригидна. Точнее, ты не знаешь, что такое настоящий ФИЗИЧЕСКИЙ оргазм, не испытывала и не испытываешь его. Не исключено, что со временем испытаешь (после рождения ребёнка, скорее всего). Пока жеты способна испытывать только ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ оргазм. Да, во время секса ты получаешь удовольствие (по крайней мере — не будешь отрицать? — со мной получаешь), и твои стоны, страстные движения тела, закатывание глаз — этоПОЧТИ не игра, но для этого надо, чтобы ты СТРАСТНО любила в этот момент партнёра, сама ЖАДНО хотела сексаи чтобы половой акт не тянулся БЕСКОНЕЧНО…

Ладно, закроем тему. Прости!

Алексей.

Алёше, 21 сентября, 23:23 (Ангелу.)

Лёшка, ты очень милый, ведёшь себя заботливо и ласково. Спасибо! Я знаю, что совсем не заслуживаю такого обращения с твоей стороны, но мне очень (!!!) приятно! Ты не представляешь, как! Может, ты — мой ангел-хранитель (!?).

Есть во всём, что ты пишешь — своя правда. Но жизнь когда-нибудь всё расставит по своим полочкам.

И знаешь, самое ужасное то, что в моменты близости с ним я думаю о тебе, представляю тебя…

Дымка.

Алине, 21 сентября, 23:40 (Об ангельстве.)

Алин, ангел-хранитель — это ЗВАНИЕ! Спасибо! Но, может быть, я не ангел-хранитель, а — папик-2? Поэтому такой заботливый. Шутки шутками, но у Фаулза вычитал, что отношения между мужчиной и девушкой, моложе его лет на 25-30, чем-то напоминают инцест… Фу! Опять, наверное, не в тему! А темы патологии больше касаться не буду — ты сама взрослая девочка, решай.

Насчёт нашей с тобой следующей встречи давай конкретизируемся — она будет, по крайней мере, в этом году?

Дымкин ангел-хранитель.

Алёше, 21 сентября, 23:58 (Обо всём по чуть-чуть.)

Встреча, конечно же, будет! Думаю — в пятницу.

По поводу разницы в возрасте и отношений, напоминающих вроде как инцест — это ещё старичок Фрейд говорил-писывал. И в этой мысли есть доля истины. Но дело в другом: ты — просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ мужчина и МЕСТАМИ ангел — вот и всё! Господи, прости меня, грешную, за такие слова и упоминание Тебя всуе! Так что — пусть Фаулз и Фрейд отдыхают (последнему — царствие небесное!).

Спокойной и доброй ночи, Лёша! Не хворай! Я, кстати, как в старые добрые времена — в розовой пижамке. Эх, время течёт, а что-то так и не меняется… Опять философия полилась-закапала. А она вредна, особенно на ночь и в больших количествах. Так что я тоже, наверное, сейчас пойду в сон. Приходи в него!

Покеда.

P. S. Комментарии и пожелания к этому мэйлу, надеюсь, будут?

Твоя Алинка.

Алине, 22 сентября, 0:15 (До завтра!)

Комментарий один: хорошо, что ты есть на свете — в своей розовой пижамке, которую я никогда не видел и теперь вряд ли увижу!

Ни о каких хворях и речи быть не может после твоих ласковых мэйлов!

Со своей стороны: спокойной, ласковой, СНОВИДЯЩЕЙ (?) ночи!

Твой Лёша.

Алёше, 22 сентября, 23:51 (Ау!!!)

Лёш, ты в Инете???

За окном — дождик, а на душе — тошно и так же пасмурно (хотя дождь-то я люблю!).

Дымка.

Алине, 22 сентября, 23:56 (Здеся!)

Алина, я-то здеся, да что-то связи между нами нема. С чего бы?

Алексей.

Алёше, 23 сентября, 0:02 (Прогноз погоды!)

Не знаю, как у тебя, а у меня над моим мыслительным радаром искрятся мысли-вспышки о тебе. Некая дума-молния… Не это ли самая что ни на есть связь?! А? Неужели ты думаешь, что я отписываюсь?

Дымящаяся.

Алине, 23 сентября, 0:07 (Жги меня!)

Увы, Алин, я так и думаю, что ты отписываешься. Где они — твои молнии-вспышки? До меня они не долетают. Я не чувствую огня-жара. Если он хоть немного есть — жги меня без опаски. Мне чем жарче, чем огняннее (?) — тем радостнее, слаще, счастливее.

Дымка, добавь чувств в свои мэйлы! Не сдерживай эмоций (если они есть). И вообще — объяснись мне в любви!

Алексей.

Алёше, 23 сентября, 0:17 (Вроде как огненное.)

Лёш, вот напор! По-моему, это ты горишь!!! Я уже шипение слышу! Конечно, буду жечь!

1. Я в пижамке.

2. До Матрёнушки дотягиваюсь специально для тебя…

3. Помню твои поцелуи…

4. Перечитываю твои-наши мэйлы…

5. Грущу…

6. У меня нежная, мягкая и бархатистая грудь…

7. Мне уже жарко…

8. Горю…

9. Кончаю… (Шутка!!!)

Ну вот — опять всё свелось к ЭТОЙ самой теме. Ну что такое!

Перегоревшая я.

P. S. Дабы ты подостыл и улыбнулся:

Я достаю из широких штанин –
Размером с консервную банку…
Смотрите, завидуйте: я — гражданин,
А не какая-нибудь гражданка! :-)))
Алине, 23 сентября, 0:20 (Вот это да!)

Ну, Алин, спасибо!!!

Такого даже я не ожидал! Кончил (без шуток). И вообще — без шуток: Я ТЕБЯ ХОЧУ!

Что скажешь?

Алёшка.

Алёше, 23 сентября, 0:25 (Я такая!)

Приятно! Сладко! Лестно!

Впереди сон, если он будет общим, то бишь нашим, — давай устроим там сексодром!

А насчёт реальной встречи — я же сказала: вероятно, в пятницу. Потерпи!

Алинка.

Алёше, 23 сентября, 22:39 (Что? Где? Когда?)

Звонила тебе два раза где-то около шести, вроде никто не брал трубку (хотя я долго и не ждала). Как настроение? Да и вообще — как сам? Прости, что так настырно вопрошаю. Просто хочу знать, как ты жил сегодня БЕЗ МЕНЯ.

Дымка.

Алине, 23 сентября, 23:01 (Что-то. Где-то. Когда-то.)

Алина, здравствуй, во-первых.

Во-вторых, в психологии отсутствие обращения в письме или разговоре очень о многом говорит (к слову, у Фаулза только что прочёл сцену, где это обыгрывается).

В-третьих, я как раз надеялся увидеть тебя в областной библиотеке (а там праздник ПОЭЗИИ длился аккурат с 16:30 до 18:30), но ты, вероятно, решила совсем уйти от литжизни.

В-четвёртых, наконец, БЕЗ ТЕБЯ я живу всегда плохо. И ты это знаешь. И даже над этим смеёшься. Жестоко, но по отношению ко мне справедливо.

Впрочем (это — в-пятых), настроение не очень и самоубийственное: посмотрел серию «Участка», завтра в 10:00 придёт меня ТВ «Полис» снимать… Жизнь идёт-продолжается.

Секса только маловато — вот незадача!

А у тебя как дела? Как прожила день БЕЗ МЕНЯ? Настроение отличное?

Алексей.

Алёше, 23 сентября, 23:14 (Поле чудес.)

Лёш, ЛЁША, ЛёШа!!! Про обращение действительно — забыла (но без злого умысла). Не поняла — какая библиотека и куда придёт «Полис» тебя, как ты выразился — «снимать» (домой или на факультет)? Настроение вроде в порядке. Секс у нас с тобой — до завтра подождёт!

Только что из Москвы от Замзуева получила письмо: когда я буду там на слёте молодых поэтов — он хочет встретиться. По-моему, хорошая идея — хоть посмотрю на этого Замзуева.

Что делала сегодня после учёбы? Играла на компе, тебе два раза звонила (кажется, я уже повторяюсь), наблюдала, как в обед у нас на площади перед окнами построили оцепление и целый час обезвреживали боевую гранату, приехали и «Скорая», и милиция, и пожарка, и МЧС. А гранатку-то (в натуре боевую, не игрушечную!) кто-то положил аккурат под лавочку рядом с дубом, где мы с тобой однажды обнимались-целовались… Ещё я сегодня ела, пила (исключительно чай), пИсала (раз, наверное, 7-10), Ленка ко мне приходила: рассказывала, что хочет соблазнить какого-то 18-летнего девственника. Вот такие писюльки (пардон!).

Алинка-хулиганка.

Алёше, 24 сентября, 22:48 (Вечерний мэйл.)

Влюблённый (?!!!) ты мой, Алексей Домашнев!

1. Телезапись на «Полисе» — прикольная. Особенно там, где про твою супругу, которая, мол, ругает за интимные сцены в твоих произведениях: так и хотелось мне журналистке (девочка она специфическая!) съязвить по поводу псевдожены (или не псевдо?).

2. Перескакиваю — посмотри на фотопортрет Замзуева: по-моему — ничего так, симпатичен.

3. Ссылка на его страничку стихирную — www.stihi.ru/author.html?zamzuev

4. Опять скачок. Ты сегодня был такой милый и родной! Мой Лёшка и всё! Спасибо, что терпишь меня — такую дуру невозможную. Тешу себя надеждой, что НАСЫТИЛА тебя на всю неделю, пока я буду в Москве. Не вздумай мне изменить!!!

Твоя Алинка.

Алине, 24 сентября, 23:10 (Сыт?..)

Алина, родная — спасибо за пункт 4-й от всей уставшей души!!! Насчёт «сытости» проблематично, но в верности клянусь!

Что касаемо поэта Замзуева, то он, по-моему, ужаснее своей фамилии — лицо извращенца!

Лена-журналистка с «Полиса» начала позавчера наш разговор-переговор по телефону с фразы, что узнала мои координаты ОТ МОЕЙ ЖЕНЫ. Так что пришлось подыгрывать, когда она задала вопрос, как относится жена к моим «еротическим» сценам-эпизодам в книгах.

Да ну их!!!

Главное, я сегодня почувствовал (особенно после твоего звонка вечером), что я всё ещё «твой Лёшка», и это меня так греет…

Признаюсь ещё тебе (это я опять о «сытости»), что Василий никак не угомоняется и с тоской как бы вопрошает меня, весь дрожа от напряжения: Что происходит? Почему мне не дают «пищи» вдоволь? До каких пор, хозяин, а???!!!

Что ему отвечать — и не знаю. Терпи, друг-товарищ, говорю, оттает когда-нибудь наша Алиночка, перестанет уходить от нас с тобой на ночь со свой Матрёной — как там её? — Ивановной…

Ладно, Алин, если по делу: я очень опасаюсь, что этот маленький горячий огонёк, который затеплился сегодня, погаснет за неделю новой разлуки… Меня напрягает, что едешь ты в Москву с сусликом: как будто надо обязательно жить у его родственников, а не в общаге Литинститута, как все участники слёта…

Впрочем, сам понимаю, что несу глупости. Люблю тебя! Что делать?

Алексей.

Алёше, 24 сентября, 23:28 (Раскуксилась.)

Эх, Алексей, Алексеюшка!!! Что делать? Если бы знала, хренью всякой (пардон!) по жизни не маялась! Вот Чернышевский, задал, блин, риторический вопросище! Не знаю, Лёш, не знаю! Прости меня, Василий, прости!!!

Лёш, признаюсь тебе, что я ведь хотела тебя попросить поехать со мной в Москву, но не решилась… А одна я не могу поехать, да и мама с папиком не отпустили бы одну — они всё ещё считают меня маленькой девочкой.

Спокойной ночи! Ты только приходи ко мне, в мой мир снов! Там мы НАСЫТИМСЯ друг другом!

Твоя Дымочка.

Алине, 25 сентября, 13:24 (Удачной поездки!)

Алинка, перестань меня подталкивать к извращениям!!! Никогда никакая «сонная» близость не заменит мне тебя ЖИВУЮ. Я тебя люблю, я тебя хочу, я думаю только о тебе — ВСЕЙ: и душе, и теле…

Не будь жестокой, не будь рационалисткой, не будь СПОКОЙНОЙ и, пожалуйста, не обманывай саму себя… Это — для раздумий в Москве, когда будешь со своим сусликом обжиматься.

И вот тебе ещё моё напутствие: лови там в столице удачу, будь скромной, веди себя хорошо, думай и скучай обо мне, обязательно как-нибудь дай весточку, нетерпеливо жди встречи, настраивай себя на ДОБРОТУ и ВЗАИМОПОНИМАНИЕ. Между прочим (это я к слову) с 1 по 3 октября я буду дома ОДИН (не считая Фурса Иваныча), ибо Д.Н. тоже едет в столицу. Есть о чём подумать…

Целую в сладкие твои губы и пока виртуально в самую-самую СЕРДЦЕВИНУ тебя!!!

Твой Лёша.

Алёше, 25 сентября, 13:27 (Принято к сведению.)

Спасибо, Лёш, за напутствие! Обещаю выполнять все твои пожелания-волнения за меня! Хорошо, что ты есть!!!

Насчёт «обжиманий» в Москве — не грузись: у меня завтра крантик открывается…

Целую жарко!

Твоя Алинка.

Алине, 25 сентября, 22:55 (Вдогонку!)

Алина Наумовна Латункина!

Я понял одну ужасно грустную истину: без тебя Баранов — ПУСТ.

Девочка моя! Лежишь ты сейчас на вагонной полке (надеюсь — в купейном и на нижней?), не можешь заснуть и думаешь-тоскуешь обо мне…

Мне так думается-мечтается.

У меня — тоска не тоска, но грусть вселенская. Вообще, всё почему-то так нелепо, глупо, фантастично и даже ужасно. Не знаю, что делать…

Впрочем, буду ждать тебя. Возвращайся. Я так надеюсь, что всё у нас с тобой будет хорошо. Что ты ВЫЗДОРОВЕЕШЬ. Что ты ОЧНЁШЬСЯ…

До встречи, родная!

Алексей.

P.S. Обнаружил на компе и перечитал кусочек из «Игры в классики» Хулио Кортасара — вчитайся-вдумайся и ты:

«Но любовь, какое слово... Любовь моя, я люблю тебя, не ради себя, не ради тебя, не ради нас обоих, я люблю тебя не потому, что моя кровь кипит во мне и зовет любить тебя, я люблю и хочу тебя, потому что ты не моя, потому что ты — по ту сторону, на другом берегу и оттуда зовешь меня перепрыгнуть к тебе, а я перепрыгнуть не могу, ибо, сколько бы я ни овладе­вал тобою, ты — не во мне, я тебя не настигаю, не пости­гаю тебя дальше твоего тела, твоей улыбки и, бывает, мучаюсь оттого, что ты меня любишь (до чего же нравит­ся тебе этот глагол — «любить», как вычурно ты роняешь его на тарелки, на простыни, в автобусе), меня мучает твоя любовь, которая не становится мостом, потому что не может мост опираться только на один берег /…/ для тебя процедура любви слишком проста, и излечишься ты от любви раньше меня, хотя ты и любишь меня так, как я тебя не люблю. Конечно, излечишься, ты живешь просто и здраво, и после меня у тебя будет кто-нибудь ещё, мужчину сменить или лифчик — какая разница. /…/ Ты, дающая мне бесконечность, прости меня, я не умею её взять. Ты протягиваешь мне яблоко, а я оставил встав­ную челюсть в спальне на тумбочке. Стоп, вот так. Могу быть и грубым, представь себе. Хорошенько представь, ибо такое не проходит даром.

Почему же — стоп? Боюсь, что начну заниматься под­делкой, это так легко. Отсюда берёшь мысль, с той полки достаёшь чувство и связываешь их при помощи слов, этих чёрных сук. И в общем выходит: я тебя по-своему люблю. А в частности: я тебя желаю. Вывод: я тебя люблю. И так живут многие мои друзья, уж не говоря о дядюшке и двух моих двоюродных братьях, слепо веря­щих в любовь-к-собственной-супруге…Многие полагают, будто любовь состоит в том, чтобы выбрать женщину и жениться на ней. И выбирают, клянусь тебе, сам видел. Разве можно выбирать в любви, разве любовь — это не молния, которая поражает тебя вдруг, пригвождает к земле посреди двора. Вы скажете, что потому-то-и-выби-рают-что-любят, а я думаю, что борот-нао-. Беатриче не выбирают, Джульетту не выбирают. Не выбирают же ливень, который обрушивается на головы выходящих из концертного зала и вмиг промачивает их до нитки…»

Моей Алиночке! 27 сентября, 23:30 (Пеня.)

Алина, сегодня было у нас заседание кафедры, и все присутствующие (Минутко, В.Т. и др.) спросили меня: ну как там наша Латункина в Москве? Когда я ответил, что не знаю — они ужасно поразились: как, Латункина вам, Алексей Алексеевич, не позвонила, не доложила, всё ли там в порядке и началась ли работа слёта? Что вы — отвечал я, — она, Латункина-то, даже мужика во мне не видит, не то что профессора-филолога и завкафедрой литературы, которого надо держать в курсе литсеминара молодых поэтов… Это, говорю, во-первых, а во-вторых, вы же знаете, какая напряжёнка в Москве с телефонами и интернет-центрами! Почти как в Геленджике. Поцокали языками и — отстали. Но мой авторитет-имидж в их глазах ещё более понизился. Я как будто бы в сейф за бумагами полез и незаметно слезу с глаза (правого) вытер-высушил… Тоска!

Не пропадала бы ты, а?

Уже соскучившийся беспредельно Алексей Алексеевич Домашнев.

Моей Алине, 28 сентября, 23:56 (Понимаю…)

Алина, родная!

Понимаю: ты купаешься в поэтическом океане слёта, тебе не до меня. Грустно!

У меня взбесился комп (что добавляет настроения!), стёр и переустановил Виндовс и второй день переустанавливаю все программы.

Погода вносит свою лепту: дожжи (даже — дожжжжжжжжи!) с грозами — мокрядь и сырость. Ох-хо-хо! Бля-а-а!

А уж Фаулз — вообще подкузьмил: я завидовал, как хорошо любят друг друга 50-летний его автогерой и 20-летняя девушка-актриса, а она в очередной главе прислала Дэниелу пространное письмо-исповедь, как она трахнулась с другим, как он «входил» в неё, как половой акт чудесно продолжался у них более часа… Тьфу! Все вы, бабы… (Останавливаюсь!!!)

Если завтра никакой весточки от тебя не получу, ты уже станешь для меня Алиной Наумовной (зри адресат мэйлов).

До встречи, всё-равно-любимая! Жду и скучаю!!!

Домашнев.

Алине Наумовне, 29 сентября, 23:11 (Однако!)

М-м-мда-а-а! Алина, слов нет, одни эмоции. Видно, права эскимосская поговорка: с глаз долой — из сердца вон, однако!

Не вздумай при встрече (если она будет) уверять, будто НЕ СМОГЛА позвонить или мэйл прислать… НЕ ХОТЕЛА!!!

Ку-ку! Пошёл блудовать. По-русски говоря — сношаться.

Привет Москве!

Алексей.

Не моей Алине, 30 сентября, 23:32 (Экзистенциальное…)

Не моя Алина!

Помню в первом «разлучном» мэйле я написал, что Баранов без тебя пуст. Увы, оказалось, что вообще весь мир без тебя пуст. Причём в прямом смысле. Ощущение такое, что тебя вообще нет в этом мире, ты мне приснилась, ты мне пригрезилась, и это — сладко-жестокая шутка вышних сил…

Хотя, конечно, краешком реалистического своего мозга я понимаю-осознаю, что ты сейчас находишься в вагоне и, может быть, едешь-возвращаешься в Баранов… (Кстати, странная символика событий: как только барановский скорый — если ты только едешь с ним — тронулся от Павелецкого вокзала в 22:10, как в Баранове хлынул ливень, хотя весь день был солнечным.)

К слову, ты никак не можешь понять одну простую вещь, что твоё вот это бездумное, непонятное и безответственное наплевательское отношение ко мне — не так обидно, как горько. Пойми же, что я не столько тоскую-скучаю по тебе, когда ты исчезаешь (так было, когда ты позвонила с пляжа и обещала прислать мэйл, а сама дома не ночевала, так было с Геленджиком…), сколько волнуюсь — не случилось ли с тобой какой беды… Волнуюсь сильнее папика и мамика!

Сегодня был на факультете после обеда, и ко мне зашла моя давнишняя знакомая Арина — эффектная женщина 35‑ти лет (по-моему, Минутко тут же в неё втюрился по самое не могу) — и сказала, в частности, мол, пока тебя дожидалась целый час, ходила по кабинетам-кафедрам (она многих здесь знает), и столько человек мне говорили про какой-то твой прекрасный роман с какой-то Алиной, и говорили с такой завистью… Понятно, что я лишь горько усмехнулся.

Вот так, родная моя, вернее — не моя Алина! Очень хочу надеяться, что с тобой всё хорошо и завтра наконец-то я услышу твой ангельский голос сначала хотя бы в телефонной трубке. Д.Н. вечером уезжает на два дня в Москву (вы встретитесь с ней и разминётесь где-то на узловой станции!)…

Ну что — до встречи? Или тебя, и правда, нет, бесплотная и безгласная ты моя?!

Алексей.

Алёше, 1 октября, 13:15 (Спасибо за град ТАКИХ мэйлов!)

Лёшка! Очень я даже земная и плотная (в смысле — из плоти, кстати, ма говорит, что я похудела)!

Звонила тебе на второй день приезда в Москву, выкроила минутку, но взяла трубку Д.Н., и разговор, как понимаешь, не удался. МГПО (Московская горписорганизация) и Литинститут устроили нам ТАКИЕ четыре денька (с 7 утра до 10 вечера — такое вот было творческое меню-расписание). Приходила без задних ног. В общем, всё остальное — при встрече. В столице думала о тебе беспрерывно, особенно — когда гуляла по улочкам старой Москвы. Старая цветаевская Москва мне куда ближе, чем современная, большая, раздавшаяся вширь и особенно в рост первопрестольная! Ладно, грузить буду потом.

До звонка-встречи!

Загулявшая поэтесска Алинка.

P.S. Лёш! Хулио Кортасар — это просто ГЕНИАЛЬНО, ВЕЛИКОЛЕПНО, ЧУТКО и ТОНКО!!! Буду искать, читать! Спасибочки!

Алёше, 1 октября, 23:32 (Прекрасно, что ты есть!)

Лёшенька! Спасибо за вечер! Спасибо, что ждал!! Спасибо, что ты есть!!!

Пристёгиваю 14 фото Шарлиз Терон — ну как она тебе? Шикарная, правда?

Алинчик-цветочек.

Не моей Алине, 1 октября, 23:47 (Новости.)

Алина, у меня три новости:

1) Дома меня ждал грозно-обиженный вопрос Д.Н. на автоответчике: это где же ты в 11 ночи гуляешь?! Пришлось звонить ей на мобильник и объяснять, что отогревался от собачьего холода в ванне…

2) На меня напал после нашего свидания (сама знаешь почему!) аппетит: я съел ещё три сосиски, помидор и 10 ирисок с пол-литрой чая…

3) Ты меня всё ещё любишь!

4) Ты лучше, красивее, прекраснее Шарлизки! Это — бесспорно.

5) Это тебе спасибо, что ты есть! Я — что: завтра меня не станет, ты в ЕГО постели поплачешь в ЕГО плечо чуток и тут же утешишься под ЕГО ласками… А вот если ты исчезнешь из моей жизни — это КАТАСТРОФА!.. Не исчезай, родная!!!

Лёша.

Алексею, 2 октября, 0:02 (Три — это не глагол!)

1. Лёш! Чего-то у тебя настроение заморозилось, что ли? Может, под дождём таки промок, и зонт не помог? Не вешать нос, гардемарины… Ладно, петь не буду, «Фабрика звёзд», кажись, закончилась.

2. А вот то, что я лучше Терон — это самая настоящая лесть, да ещё и в концентрированном виде! Не надо писать это ДЛЯ МЕНЯ!

3. Чего делаешь-то сейчас?

Я.

Не моей Алине, 2 октября, 0:06 (Не согласен!)

Алина, для меня ты, БЕЗУСЛОВНО, лучше всяких Терон и ДАЖЕ Джулий Робертс! (Зацени!) Я не пацан 17-летний, чтобы попусту языком бить и подкатываться к любимой женщине на лести. Не ОПУСКАЙ меня!

Алексей.

Алексею, 2 октября, 0:14 (Согласна!)

Ладно, Лёш, пусть ДЛЯ ТЕБЯ я буду лучше Терон. Приятно! Аж нос задрала!

Шалунья-девчонка.

Не моей Алине, 2 октября, 0:22 (Ладно…)

Ну вот, один пункт прояснили. А теперь, Алина, давай проясним ещё два дела-вопроса:

1) Ты пропустила мимо внимания (и души) моё предположение, что ты всё ещё меня ЛЮБИШЬ… Ну-ка, прокомментируй! (Это не просьба, а — требование.)

2) Пересматривая предгеленджикские мэйлы, я обнаружил, что ты совершенно не ответила на одно моё чрезвычайно важное послание — от 26 августа. Начинается так: «Алина, сижу вот сейчас в полной тишине, в полном одиночестве, размышляю-думаю и — ни хрена не понимаю. КТО ты? ЗАЧЕМ ты? ПОЧЕМУ ты ТАКАЯ?..»

Вполне допускаю, что ты его почему-либо не получила. Будь ласка — перечитай и ответь на всё честно, подробно и не по-женски искренне…

Алекс.

Алексею, 2 октября, 0:39 (Наверное…)

… всё ещё люблю!

Что касается мэйла… Лёш! Всё верно! Всё правильно! Но произошло так, как произошло! Кому-то это было угодно! Я не хотела и не хочу тебя мучить! Однако обстоятельства складываются не в твою пользу! Прости… Я — засранка!

Наша встреча с Колькой 13 июня — это был, видимо, некий эксперимент вышних сил с целью посмотреть, чё-нть выйдет иль нет…

Не обижайся на глупости-странности смазливой девчонки! Вспомни Фаулза! Нельзя 20-летним верить! Может, я вообще любить не умею (или не научилась!).

Спокойной ночи! Пусть дождик за окном успокоит тебя, расслабит! И на доброй, тёплой мысли-ноте ты крепко уснёшь, утопая в подушке и мягких снах! Береги себя, берегись меня!

До завтра!

Алинка.

Не моей Алине, 2 октября, 23:50 (Не знаю…)

Алина, не знаю, вернее, не понимаю, что между нами происходит… Обмысливаю сейчас твои слова об эксперименте 13 июня… Такая детская, безответственная глупость (уж прости!) с твоей стороны… Но я о другом: ведь 29 декабря тоже был абсолютно такой же эксперимент?! А сейчас идёт-тянется — не эксперимент? Насчёт твоей неловкой фразы о том, в чью пользу складываются обстоятельства — вот именно, никому из смертных и никогда не дано знать, что происходит с ним в его пользу, а что нет…

С другой стороны, ни о чём не хочу думать, ничего не хочу понимать и знать… Знаю одно: думаю о тебе, хочу тебя, ЛЮБЛЮ тебя!..

Спасибо, что сегодня БЫЛА у меня, со мной, ВПУСТИЛА в себя!

Алексей.

Алексею, 3 октября, 10:46 (Это я — такая!)

Лёша! Извини, но вчера в сон потянуло после помпезного «Золотого граммофона», поэтому в Инет-спальне тебе пришлось спать одному. А по поводу 29 декабря… Нет, Лёш, это был не эксперимент. Ты мне нравился и даже очень, я в тебя была уже влюблена. Поэтому, когда ты позвонил 7 января, я была на седьмом (!!!) небе… А 13 июня Николай мне даже не понравился…

Ладно, хрен с ней — с этой «датской» психологией… Д.Н. приехала?

Алина.

P. S. Ты не хочешь сегодня встретиться?

Не моей Алинке, 3 октября, 17:45 (Не виновен!)

Алина, комп барахлил — ремонтировал-лечил его Нортонами-утилитами, поэтому так поздно вышел на связь.

Про 13 июня и про «не понравился» не надо: я видел твой взгляд, когда ты распространялась об его внешности, характере и поразительном профессионализме в сексе…

Твои новые стихи на Стихире — класс! Смею надеяться, что они обращены ко мне, что они о НАС, что это — твоё внутреннее, где ЖИВУ Я… По форме и по сути — готика. С чего такая жуткая тоска? Алинка, мы живы! Мы рядом! Мы ещё помним-думаем друг о друге! И, как договорились, про «простились» больше ПОКА не будем??!!

Встретиться хочу, а — где? Д.Н. висит над нами Дамокловым мечом. Мобила её не отвечает. А если даже и ответит и скажет, что приезд завтра — можно ли верить? Давай в 19:30 в НАШЕМ доме…

Алексей.

Лёшеньке, 3 октября, 23:55 (Тема — грусть.)

Лёш! Я сегодня очень бы хотела уснуть на твоём плече…

Слушаю сейчас песню с символическим названием «Моё сердце разбито» — это обо мне…

Д.Н. приехала?

Твоя Алинка.

Моей Алинке?, 4 октября, 0:07 (Спасибо. Да.)

Алинушка, Алинушка! Спасибо за «плечо»! Но если бы ты сегодня простым русским языком открыто объяснила-сказала мне, что хочешь всю ночь провести со мной, уснуть в одной постели… Так просто сделать человека счастливым! А кто мешал тебе уснуть вчера на моём плече в моей чистой уютной постели???!!

Вот уж чьё сердце разбито — так это моё (это я о песне)…

Д.Н. приехала за полчаса до моего прихода.

Хрустно, друг мой Алина, очень хрустно!

Напиши мне ещё чётко и внятно: всё ли у нас с тобой будет ХОРОШО?

Твой Алёша.

P. S. Как тебе моя новая адресная строка?

P. Р. S.И просьба: обожги меня горячим мэйлом!

Лёшеньке, 4 октября, 0:15 (Горячее заказывали!)

Лёша! А моя новая адресная строка? Заценил? Аль не заметил?

Я о тебе думаю! Горячо?

Вспоминаю тебя постоянно! Жарко?

Мечтаю о тебе… Обожгла?

Дымка. (А может, и пламя!)

P.S. Спокойной ночи, родной мой! До завтра!

Моей Алинке?, 4 октября, 23:55 (В тему!)

Алина, не понимаю, как может юная красивая умная девчонка, любящая умного хорошего человека (горячо и даже жарко), заниматься холодным сексом не с ним, а с чужим для неё, профессионально-равнодушным молодым партнёром…

Адресная строка мне нравится, но буду всё же ждать — «Моему Лёшеньке!» За «мечтаю» — сейчас бы зацеловал тебя, будь ты рядом!..

Эх, Алинка, Алинка, как бездумно мы теряем день за днём!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Алекс.

P. S. И — вопрос (можно?): как бы нам с тобой завтра снять НАПРЯЖЕНИЕ (звучит грубо и лобово — прости!!!), как бы нам испытать счастье полного слияния душ и тел, ПОЛНОЙ любви (вот это точнее и красивее!)???????????????????

Лёшеньке, 5 октября, 0:18 (И где же Фрейд?)

Лёш! По поводу снятия напряжения… Счастье полной любви? Звучит красиво! Но если честно, секса я не хочу. Пока!

Так что спокойной ночи! Уютных снов!

P. S. Представь, что я тебя целую во все доступные и запретные места, глажу, ласкаю губами, сосками, пальцами… Ты проникаешь в меня сначала языком, затем одним пальцем, двумя и вот ОН уже во мне, скользит нежно-нежно… Струится НАШ сок…

Спокойной ночи!

Выключаюсь и бегу к тебе в сон, чтобы РАССЛАБИТЬ…

Алинка (на сей раз опять и увы — нестыдливая).

Моей Алинке?, 5 октября, 7:30 (Утрешнее.)

С добрым утром, Алин!

Проснулся сегодня в раннюю рань (6:00) — подушка вся мокрая от слёз! А плакал я горько от обиды и горя всю ночь из-за того, что ты упорно, маниакально и принципиально твердишь, будто не хочешь заниматься со мной сексом… Меня это напрягает, опускает, унижает, обижает, колбасит, стрёмит, нервирует, старит, несчастливит, угнетает, апатирует и т.д., и т.п., и пр.

Не надо, а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Давай сегодня встретимся ТАМ — в 16:00.

Твой Алекс.

Лёшеньке, 6 октября, 8:30 (С повинной!..)

Лёшенька! Пожалуйста, прости меня! Я вчера вела себя безобразно и отвратительно! Ведь я сама тебя хотела (аж вся пылала!), да вот дурь какая-то накатила…

Всю ночь не спала, а вечером ничего не могла делать! Какая же я всё-таки дура! Ты прав, я — глупая девчонка, предательница и мучительница! Ты же знаешь, как я к тебе отношусь! У Господа просила прощения и у тебя прошу — прости, прости, прости… Пожалуйста, прости меня и умоляю — НЕ НЕНАВИДЬ!!!

Алина.

Алексею, 8 октября, 1:07 (Не могу так!)

Лёш! Давай мириться! Наша война нас же и самих погубит! Здоровье друг другу портим (у меня — 20-летней девчонки — вчера сердечко прихватило!). Прости меня за глупость! Давай мириться!

Алина.

Латункиной, 8 октября, 9:12 (Уточнение-предложение.)

Алина, родная моя!

Я с тобой не ссорился. Как только ты скажешь мне или напишешь примерно следующее: «Лёша, я тебя люблю! Я тебя очень сильно ХОЧУ! Давай встретимся!..», — тут же все дурацкие, глупые, совершенно ненужные недоразумения между нами растворятся-исчезнут совершенно и, надеюсь, надолго…

Алексей.

P. S. Я взял сегодня отгул, сейчас собираюсь в лес по грибы: если хочешь — возьму с собой (своей профессорской властью разрешаю тебе прогулять учёбу!). Если согласна — срочно позвони: встретимся на остановке.

Алине, 8 октября, 21:06 (Пригрезилось…)

Алина, мне пригрезилось, будто сегодня я выбрался в лес по грибы. Погода отличная, лес прекрасен, грибов хватает, но, признаюсь, одному было довольно тоскливо. Правда, я утешал-развлекал себя всякими фантазиями. А так как воображение у меня работает вполне, то можешь представить, чего мне там намечталось.

К примеру, что ты со мной в лесу и будто бы (уж прости!) мы с тобой любим друг друга ПО-НАСТОЯЩЕМУ (то есть занимаемся сексом!) у большого упавшего дерева. А потом воображение вообще разыгралось, и я увидел как бы воочию, как ты представляешь-пародируешь фонтан «Писающая девочка», да притом не один раз… Я был так счастлив (без всяких шуток)!!!

Домой притащил больше ведра отборных опят, среди которых попалось даже и несколько штучек белых грибов (что для меня стало сюрпризом) — это по рыночным ценам на 120 рублей. Д.Н. довольна. Правда, сейчас тихо матюгается в кухне, перебирая грибы — многовато, по её мнению: хватило бы и полведра.

А ты, радость моя, как провела этот день? Не имела ли где каких СВЯЗЕЙ на стороне со всякими малолетками? Думала ли обо мне?? Скучала ли???

Алекс.

Лёше, 8 октября, 23:10 (Сумбурное!)

Лёш! Прикольное у тебя получилось сочинение-сказочка на тему: «Как я провёл день». А я сегодня — ПРОСТО ЖИЛА…

Дурёха я глупая: не поблагодарила тебя при расставании за ТАКОЙ день! Спасибо!!! Ты подарил мне осенний лес — умиротворяющий, безлюдный, философский… И любили мы сегодня друг друга «у большого упавшего дерева», и вправду, ПО-НАСТОЯЩЕМУ… Умеешь ты превращать всё в сказку!

Ухожу грустить в сон! (Мне почему-то грустно…) Напиши мне чего-нибудь в путь-дорогу!

Алинка.

Алине, 8 октября, 23:39 (С тобой!..)

Алина, источник-причина грусти твоей — туманны. Сама ты — в чём-то загадка. Хотя ты повторяешь-твердишь, будто ОН тебя понимает лучше, чем я — всё это, прости, хренотень. Понять до конца можно простачка вроде Хвостова. Ты же — умница, талант, глубина, сложность, одним словом, — ЛИЧНОСТЬ! Исчерпать-понять тебя до конца НЕВОЗМОЖНО.

Не грусти, родная. Тебя, вероятно, опять гложут детско-наивные мысли о твоей измене, раздвоенности, предательстве, распущенности и т.п. Не верь себе! Всё, что ты делаешь — будет правильным, если ты будешь делать это по любви и не насиловать искусственно самоё себя…

Люби меня, как я тебя! Я всё более и более убеждаюсь, что самое, вероятно, СЧАСТЛИВОЕ СЧАСТЬЕ в моей жизни — ты!

Но я так же знаю, что, если буду надоедать тебе, мне же будет хуже. Поэтому — прощаюсь. Захочешь-решишь — позовёшь.

Целую (сама знаешь, КАК)!

Спокойной ночи и сладких эротических снов!

Спасибо и от меня тебе за сегодня! По-моему, мы были счастливы. Дай Бог побольше таких дней!!!

Алексей.

Лёше, 8 октября, 23:47 (Отмякла!)

Лёшка! Ух! Спасибо! Теперь спать буду, как младенец!

И тебе всего такого же тёплого, нежного и бархатистого (??!).

Чаоньки!

Повеселевшая Алинка.

Алине, 9 октября, 12:56 (О погоде и предчувствиях.)

Алина, голубчик, с добрым ясным солнечным утром!

Погода радует, но у меня, увы, предчувствие, что сегодня ты НЕ БУДЕШЬ МОЕЙ, больше того — ты будешь НЕ МОЕЙ… Хрустно, дружок мой вечный, хрустно!

Пришли мне в утешение (??!) последние мэйлы Замзуева, о которых ты говорила, что в них он теряет официальность — мне это жутко интересно и отвлечёт от РЕАЛЬНЫХ мыслей.

Лёша Д.

P. S. Об одном я сегодня жалею — не поцеловал, не поласкал вчера в лесу кое-что НЕЖНОЕ и БАРХАТИСТОЕ. А я так люблю это делать!!!!!!

Лёше, 9 октября, 22:38 (Миниотчётик.)

Лёш! Выходной весь провела в работе-беготне (музей, рынок, курсовая, Ленка).

Замзуевский последний электронный шедевр — после черты.

Такие вот писюльки!

Я.

__________________________

Здравствуйте, Алинка!

Снова рад вашему письму. Приветы всем руководителям семинара передам. За фото спасибо. Вы очень красивая! Когда у меня будет тоскливо на душе, я буду смотреть на ваш портрет и мне, верю, сразу станет легче. Сообщите мне свой телефон — я хочу слышать ваш голос.

Трепетно-трепетно жду ответа.

Максимилиан Замзуев.

Алине, 9 октября, 23:56 (У-у-уфффф!)

Алин, как понимаешь, я весь день думал по привычке самое худшее. И чего бы тебе было не звякнуть перед убёгом в музей (я был дома один) или не писнуть пару слов ответных слов на мой вчерашний ночной мэйлик…

Ну да ладно. Страшно рад, что ты провела этот прекрасный день в работе-беготне.

Я тоже сегодня пахал, как целый улей пчёл: добил рассказ (завтра осталось последняя правка-корректура), сотворил и отпечатал штук шесть всяких докУментов по кафедре, установил остатние программы в комп, в том числе и твою видалку (?), так что завтра буду наконец-то смотреть «Фриду» (если ничего ВНЕПЛАНОВОГО, ПРЕКРАСНОГО и ВОЛНИТЕЛЬНОГО не случится!).

Кроме того, сходил с Д.Н. на кладбище и сделал ещё одно доброе пионерское дело: поздравил по телефону с днём рождения Олю. Промежду прочим, выяснилась таинственная причина её (Оли) истерики в сентябре (помнишь, я рассказывал — встретился с ней на улице, поздоровался, а она меня отбрила): оказывается, Д.Н. ей позвонила и пригрозила сообщить мужу, что она сношается с Домашневым… Надо бы смеяться, но не до смеха: муж у Ольги не шутит, когда обещает её убить за измену. А это тем более глупо и обидно, что после последней измены прошло 8 месяцев…

К слову, насчёт измен: не нравится мне тон замзуевской писюльки! Похабный тон. И намёки его похабные. Алина, будь умницей: никаких телефонов, иначе он засношает домоганиями.

Ох, как же я люблю, когда ты серьёзная и умная!!! И — ласковая, нежная. (Это опять намёк!!!).

Целую!

Алексей.

Лёше, 10 октября, 0:10 (Поток сознания.)

Д.Н. — сучка. Оля — бедная. Я — просто дура. Ты — просто прелесть. Замзуев — простатитно (??!) скользкий.

P. S. Увы, завтра — опять завал дел (это тоже грустный намёк).

Твоя дура.

Алине, 10 октября, 0:15 (Честности!!!)

Алина, прошу тебя без намёков: быстренько мне ответь — встретимся мы завтра или нет? И если нет, то давай тогда прощаться да в сон. Люблю прямоту и откровенность в отношениях между людьми!

Алексей.

Лёше, 10 октября, 0:20 (Печальный факт.)

Лёш! Прости (и не обижайся!), но я зашиваюсь, поэтому встреча (увы, увы, увы…) переносится на понедельник! Напиши, когда тебе можно будет позвонить завтрева (если можно — без лишних ушей).

Алинка.

Алине, 10 октября, 21:00 (О двух вещах…)

Алина, сегодня ты мимоходом сказала ужасную, подлую, поганую, мерзкую, отвратную, шизодебильную фразу: мол, Гошин, в отличие от меня, ЭТОГО не требует…

В связи с этим прошу тебя понять-усвоить своими… женскими мозгами две простые вещи:

1) Я никогда от тебя не требовал, не требую и не буду требовать «этого». Униженно просить-выпрашивать (что, к стыду и позору своему, я допускал в последнее время!) и требовать — это совершенно разные в русском языке понятия.

2) Не надо больше сопоставлять-сравнивать меня хотя бы в разговорах со мной со всякими замзуевыми, гошиными, несушкиными и пр. Таких мальчиков в каждой барановской подворотне по пучку, а Домашнев, согласись, по крайней мере в Баранове, — один.

Этого (я имею в виду оба пункта) только самая распоследняя дура понять не может. Так как я тебя за такую не могу и не стану считать, значит, остаётся одно объяснение: ты опять придуриваешься, играешься, развлекаешься за счёт других… Зря!

Отвечать не стоит — просто прими к сведению.

Алексей Домашнев.

P. S. Тебе, может быть, Гошин вообще НРАВИТСЯ, раз ты попрёшься к нему на день рождения?


Лёше, 10 октября, 21:28 (Приняла к сведению!)

Алексеюшка! Понимаю, что ты злишься. Больше не буду тебя сравнивать-сопоставлять и т.д. Хотя почему не сравнивать лучшее с худшим (тебя с другими)? Ладно, всё, молчу. Если хочешь — к Гошину на хэппи бёздей не пойду. Не злись, не обижайся, ты же — лучший, как ни крути. У меня настроение сейчас плавящееся, лирическое.

Завтра с тобой встретимся (уже не виртуально). Соскучилась! А пока жду привета-ответа в 23:30. Ты у меня — умница. Помни об этом. Я благодарю судьбу за то, что мы встретились и думаем друг о друге. Ты неотделим от меня.

Дымка.

P. S. Гошин хороший человек, но никак не может мне нравиться: ты же знаешь — я толстых не люблю. Это вы с Колькой у меня оба — стройненькие мальчики! (Шутка!)

Алине, 10 октября, 23:42 (Не знаю…)

Эх, Алина, Алина! Слова твои сладки, шутки рискованны…

Сегодня с 3-х часов гулял по Набережной, потом сидел один в пиццерии (между прочим — выпил пива; а не надо бы!): такая тоска! Такая на тебя обида! (Такой чудесный день должен был быть — НАШ!!!) Потом смотрел «Фриду» — опять в тему. Причём герой (художник-толстяк) ассоциировался у меня с тобой, а бедная Фрида — со мной. Не ценил он, кем владел! Спохватился потом, да — поздно…

Насчёт гошинского дня рождения ответ ты однозначно знаешь — зачем же вопрос задавать?

Живу в ожидании встречи!

Алексей.

Лёше, 11 октября, 23:08 (Сумрачно…)

Лёш! Короче, настроение ты мне понизил своими буками! Это в твоём духе!

Сегодня я между прочим кое с кем поссорилась (из-за тебя!). Настроение не ахти. Ухожу спать. И тебе того же желаю.

До завтра.

Алинка.

Алине, 12 октября, 0:14 (Да, погода давит!)

Алин, у меня, увы, настроение тоже не ахти. Я сегодня вечером кое с кем тоже поссорился (из-за тебя). Поднялся бы у меня тонус, если б ты чуть пораньше мэйл написала и сообщила, что РАССТАЛАСЬ КОЕ С КЕМ ИЗ-ЗА МЕНЯ…

А ссоры… Милые бранятся — только тешатся. Мало ли у вас с ним ещё ссор будет в этой долгой жизни. Меня уже на свете не будет, а вы всё будете ссориться-мириться…

Бога ради, умоляю тебя: не хандри сегодня (думаю, ты это будешь читать утром), не порти, не ломай НАШЕ с тобой хрупкое счастье! Ты была во время нашего последнего свидания-близости такая милая, родная, прежняя…

До встречи, радость моя, завтра (сегодня)!

Алёша.

Алине, 12 октября, 21:09 (Всё ещё в огне!)

Алина, радость моя!

Я всё ещё в огне! Это — констатация. Если бы не расстались так быстро, я бы, наверное, ещё раз… надцать хотел бы прижать тебя к самому своему… сердцу!..

Ладно, чуть умерю пыл, охолону.

Фотофайлы высылаю. Как ни пытался укрупнить — трудновато. Сделал всё, что мог. Промежду пропрочим, только опосля догадался, что ты, конечно же, хотела-мечтала отсканировать и пару кадров с НИМ, да постеснялась попросить. И зря не попросила. Я что — троглодит? Мастодонт? Бронтозавр иглокожий? Отсканировал бы запросто и пару фоток, где ты с ним. Завтра принеси, я и — сделаю.

Алинка, звони мне почаще, в любое время. Мэйлы мэйлами, но мне хочется и слышать твой голос. Ты же знаешь, что в комнате я обычно один, с закрытой дверью. Будь смелой (!) и щедрой (?).

Целую в нежную, мягкую и бархатистую грудь (сначала левую, потом — правую)!

Лёшка.

Лёше, 12 октября, 21:25 (!!!)

Спасибо, Лёш! И за фотки и за сам знаешь ЧТО (трудяге Васе — мой горячий поцелуй!)…

Ещё и ещё раз, Лёшка: спасибо за то, что ты — такой замечательный: нежный и любящий!

Алинусь.

Алине, 13 октября, 21:48 (Об ухе и горшочках.)

Алина, шёл сегодня после работы мимо твоего дома, уставший, и в который раз поразился какому-то неуюту, исходящему от него. Эти серые шершавые стены вашей квартиры, какое-то тоскливое «казённое» окно твоей комнаты…

Пришед домой, я взялся варить на ужин уху (впрочем, что там приукрашивать — суп из рыбных консервов!), готовить стандартный салат из помидоров с зеленью, а сам раздумался-размечтался…

Прихожу я домой (пусть и усталый), звоню, открываешь мне ТЫ (в весёлом фартучке, руки по локоть в муке), чмокаешь в губы и весело говоришь: мол, в духовке в горшочках наше любимое жаркое дозревает, я вот блинцы заканчиваю печь, а ты, милый, сбегай купи пива пару бутылочек!.. И я, тут же взбодрясь и выпятив грудь колесом (ну и ВСЁ остальное!), радостно отвечаю: а я уже купил, родная, — твой любимый чешский «Козел»! Мы быстренько и сладко ужинаем, с полчасика делаем вид, что смотрим видео или слушаем музыку, поминутно целуясь на диване, потом наструиваем горячую ванну, вместе нежимся в ней и — нырк в постель…

Как ты понимаешь, от таких картинок-мечтаний я разомлел (тем более, что Д.Н. дома не было и до сих пор нет, а сейчас уже 21:40), очень-преочень захотел услышать твой родимый голос, набрал номер, а тебя, как ты догадываешься — тю-тю. Это было в 18:00. Не вытерпел я и перезвонил в 19:00, и опять мамик ответила… Понял-убедился я окончательно, что Алинуся моя общается в этот вечер, скорей всего, с сусликом…

Оно бы и ничего, смириться можно (как говорят в народе: против ветра не пописаешь!), но для чего обманывать-то надо по пустякам — вот чего я понять не могу. Ведь спросил я тебя ещё в универе: будешь с ним сегодня? Ты ответила чётко: нет, буду дома на компе работать. Сказала бы правду, я бы по крайней мере не звонил как последний дурак и распоследний идиот, не надоедал твоим предкам…

В общем, ладно. Настроение у меня по-прежнему грустное, только не осталось в этой грусти сладости и нежности… Увы!

Дядя Лёша.

Лёше, 13 октября, 23:13 (Попрошу бочку не катить!)

Лёш, дома меня, и вправду, не наблюдалось. Но была я у другого «суслика» (ага, сердечко ёкнуло!). У Ленки. У неё там ТАКОЕ творится! Завтра расскажу. Устала я смертельно, (пардон!) как сучка, поэтому пойду спать-посапывать. Желаю тебе тоже сладких снов. С утреца загляну — чего ты там мне отписал.

Покеда.

Уставшая (ото всех и вся!) Алинка.

Алине, 13 октября, 23:33 (Ещё и ещё раз!)

Алина, ты, ей-Богу, как дитя неразумное! В последний раз говорю тебе, что не понимаю, почему ты начала игнорировать телефон??!! До 16:00 ты могла позвонить мне на кафедру, с 17:30 — домой (из своего дома, от Ленки, из автомата, с мобильника, с ху…ника — откуда и как угодно!!!).

Завтра утром жду звонка. Пожалуйста! Буду дома до 10:00, а потом пойду в университет.

До звонка!

Алексей.

Алине, 15 октября, 10:15 (Заявление!)

Алина, я всё сопоставил — все твои рассказы-пояснения, все твои обмолвки-оговорки и понял: ты 13‑го трахалась со своим сусликом, а мне лапшу вешала про Ленку и её проблемы… Это у тебя с совестью проблемы. Сучка ты!

Алексей.

Лёше, 15 октября, 12:23 (Наказ!)

Лёшенька, прости меня! Да, я была 13-го с ним, да, ВСЁ у нас было — он же тоже человек! Что же делать, если я с ним ВСТРЕЧАЮСЬ…

Ну зачем ты опять выпил?! Лёш! Веди себя хорошо! У меня всё упало (что могло!), когда я твой голос услышала! Не глупи!

Давай сегодня встретимся — обязательно! Часа в четыре — хорошо?

Алина.

Алине, 15 октября, 12:50 (Вопрос ребром.)

Алина, ты что же, хочешь и с ним, и со мной — с обоими? Тогда уж давай групповым сексом займёмся — может, так проще будет…

Домашнев.

Лёше, 15 октября, 13:21 (Не-а!)

Не-а, Лёшенька, групповуха не получится: Колька мой ещё очень стеснительный мальчик: он даже оральный секс, прикинь, за экстремальный считает…

А если серьёзно: мы, как я поняла, встречаемся в 16:00? Жду, горю, томлюсь!..

Алинка-хулиганка.

Лёше, 15 октября, 23:19 (Ух!)

Лёш! Вечер ты мне подарил сегодня прекрасный! Твои ласки, твои объятия и ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ — это просто подарок небес! Спасибо! Я люблю тебя!

Дымка.

P. S. Но вино мы с тобой сегодня пили зря — и без него нам было бы также хорошо…



<<< Часть 2. Гл. 1
Часть 2. Гл. 2 (продолжение) >>>











© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники


Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru