Николай Наседкин
ИНТЕРВЬЮ




ИНТЕРВЬЮ


Обложка

Писательская организация живёт и действует

Это «Своя правда». Сейчас на часах 14:00, а значит мы в прямом эфире на радио «Эхо Москвы». А кто привык видеть нас на телеэкране, сегодня смотрите эту программу на «Рен ТВ» в 16:00, завтра в 12:30…

У нас сегодня у нас такой интересный гость: Николай Николаевич Наседкин, председатель правления Тамбовского отделения Союза писателей России.

— Здравствуйте, Николай Николаевич! К вам сегодня очень много вопросов у меня накопилось, даже боюсь, что и половины не успеем задать. У нас есть приятный информационный повод, из-за которого мы встретились. Я узнал из центральной прессы, из «Литературной газеты», что Тамбовское отделение Союза писателей России выиграло два гранта. Вот что это за гранты и на что они будут направлены?

— Тамбовская писательская организация вот уже пятый год участвует в конкурсе на получение грантов в рамках социального заказа области и вот в этом году нам удалось даже два гранта выиграть. Один грант в четыреста пятьдесят тысяч рублей называется «Возрождение Недель поэзии и подержание литературного процесса в Тамбовской области». И второй — специальный — грант на проведение юбилейных торжеств в связи с 210-летием со дня рождения Евгения Абрамовича Баратынского.

— Многие тамбовчане, вероятно, спросят: а Баратынский наш земляк?

— У нас в истории тамбовской литературы есть несколько имён, которыми мы гордимся. Многим, к примеру, известно, что Державин у нас был наместником, и хотя менее трёх лет, но успел многое за такой короткий срок сделать. Так вот из наших литературных величин первого ранга как раз Евгений Абрамович Баратынский, который родился на нашей земле, в имении Мара Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Он в прямом смысле наш земляк, и поэтому мы с таким торжеством собираемся отметить его юбилей.

— Многими писателями прославилась наша земля. Есть у нас в Тамбове улица Николая Вирты. Есть улица и памятник замечательный Сергееву-Ценскому… А Баратынский как-то отмечен?

— К сожалению, Баратынский не так отмечен, как хотелось бы — в областном центре нет пока ни улицы, ни переулка его имени, ни, тем более, памятника. Есть улица Баратынского только в Рассказово и в селе Софьинка близ Мары… Вот мы и надеемся, что юбилей поможет решить эту проблему. По крайней мере, писательская организация в связи с юбилеем стала инициатором сбора средств на памятник поэту в Тамбове. Уже есть проект этого памятника, есть гипсовый вариант работы нашего знаменитого скульптора Константина Малофеева. Ещё при жизни скульптора этот бюст был установлен в одном из городских музеев, а теперь решено, взяв его за основу, установить настоящий бронзовый памятник Баратынскому.

— Это выполнимая задача? Не такая уж затратная?

— Конечно. Сбор средств объявили неделю назад, и я знаю, что первые поступления уже есть. Сколько всего надо собрать, не знаю, но чем больше, тем лучше, тем значимее и внушительнее будет памятник.

— Давайте поговорим о вашей организации. Мне всегда было интересно: зачем творческим людям нужен союз? Понятно, что раньше Союз писателей СССР давал писателям привилегии — дачи, возможность издаваться и так далее. Нынешний союз ничего этого не имеет — зачем он нужен?

— Да-а-а, прежний Союз писателей был силой громадной. Достаточно сказать, что каждый член СП имел право на двадцать квадратных метров дополнительной жилплощади, ему оплачивались больничные листы, выдавались бесплатные путёвки в дома творчества и гонорар за каждую книгу он получал такой, что мог три-четыре машины купить, кооперативную квартиру или честный дом. Теперь, конечно, всё это рухнуло, исчезло. Но в наше время, после глухих девяностых, когда вообще был хаос и никакой поддержки писателям вообще не было, теперь вот, в двухтысячные, появилась наконец возможность у Союза писателей и конкретно у нашего Тамбовского отделения в какой-то мере помогать писателям, не дать исчезнуть литературному процессу окончательно.

— Для этого обязательно нужна организация?

— Да, естественно. Во-первых, вместе легче выживать. А во-вторых, только юридическое лицо может участвовать вот в таких конкурсах на получение гранта в рамках социального заказа области. Благодаря этому, мы книгоиздание на более-менее должном уровне поддерживаем. Кстати, кроме наших профессиональных писателей издаём немало и молодых. Пройдёт сто, сто пятьдесят, двести лет, и тот, кто будет изучать литературный процесс наших дней, он, вот именно благодаря нам, будет иметь полную картину того, что литература несмотря ни на что была жива, писатели жили и творили.

— А насколько должна быть сильна писательская организация в плане общественном, должна ли она быть заметной? Ведь многие говорят, обоснованно или необоснованно, что Тамбовского отделения союза писателей как сплочённой организации, которая как-то о себе заявляет, высказывает своё мнение по значимым вопросам в СМИ, — такой организации нет. Вы можете это опровергнуть? Или у вас просто клуб по интересам, который не хочет выходить за эти рамки?

— Ну, я с этим не совсем могу согласиться. Да, был такой период и на Тамбовщине и по всей России, когда писательские организации, да и вообще писатели как бы перестали существовать, участвовать в жизни общества. Но теперь, слава Богу, это в прошлом. Идёт возрождение в прямом смысле. И сейчас наша организация всё более и более уверенно заявляет о себе. Вот вы сами сказали, что из «Литературной газеты» узнали, чем занимается Тамбовская писательская организация. В последнее время центральная «Литературка» действительно из номера в номер, ну по крайней мере — через номер пишет о нас. Я больше скажу: в прошлом году появилось почти тридцать таких информаций, корреспонденций в «ЛГ» о жизни и деятельности тамбовских писателей. И я получаю по электронной почте или по телефону из других уголков России и поздравления от коллег-председателей, и просьбы поделиться опытом. Любой и каждый культурный человек в нашей области, который любит книгу, следит за литературой, такой человек знает, что в Тамбове существует писательская организация, знает наших известных писателей.

— А кто у нас известные писатели? Ну я назову Николая Николаевича Наседкина (потому что вы присутствуете и не можете сами себя назвать), действительно, замечательного писателя… А за кого вам, как председателю, не стыдно в писательской организации?

— Насчёт «замечательного писателя» спасибо, конечно, но вопрос непростой. Дело в том, что писатели люди очень обидчивые, кого не назовёшь — обидятся. Из самых наших маститых и известных, конечно, ветеран наш, ему восемьдесят третий год идёт, это Иван Захарович Елегечев. Это практически классик российской литературы, он ещё в советские времена в Москве активно издавался, он автор исторических романов, в том числе, о Державине. Иван Захарович сам сибиряк, но когда приехал в Тамбов, он так замечательно историческую тему у нас поднял. У него последователи есть, к примеру, Владимир Селивёрстов, написавший уже цикл исторических повестей о бывших тамбовских губернаторах. Есть у нас прозаик из старшего поколения, в этом году будем отмечать его семидесятилетие, — Валерий Кудрин. Живёт он в районе, в Знаменке, первую книгу в своё время также издал в Москве, и она произвела такой фурор, потому что уровня Распутина, Белова…

— Деревенская проза?

— Да, в этом русле, в лучших её образцах. Мы к юбилею Валерия Анатольевича издаём сборник избранного, в который вошли лучшие его рассказы и повести, и это будет читать и перечитывать одно удовольствие. Особенно молодым, которые слыхали, что была когда-то прекрасная русская деревенская проза, но с трудом представляют, что это такое.

— А поэты есть?

— Ну у нас много замечательных поэтов. Я тогда лучше назову молодых. У нас в последнее время организация омолодилась. Мы приняли в Союз писателей шесть человек, из них трое совсем молодых — 25-30 лет. А самой юной Маше Знобищевой было девятнадцать, когда мы приняли её. Об этом та же «Литературка» писала. И сейчас Маша, несмотря на возраст, одна из самых известных у нас поэтов. В июльской шестом номере «Нашего современника» появится очередная её поэтическая подборка, уже пятая в этом престижном журнале.

— А вообще часто ли наших тамбовских авторов печатают в столичных журналах? Выходят ли книги наших прозаиков и поэтов  в Москве?

— Да, вы знаете, в двадцать первом веке набирает обороты какой-то прогресс в этом плане. Просто для констатации факта — в девяностые и в начале двухтысячных годов практически я один из тамбовских авторов печатался и издавался в Москве: в «Нашем современнике», в столичных издательствах «Голос», «Алгоритм», «АСТ»… А вот в последнее время в том же «Нашем современнике» публиковались наши поэты Мария Знобищева, Аркадий Макаров, Александр Макаров… Вышла книга прозы совсем ещё молодой Елены Луканкиной в московском издательстве «У Никитских ворот», в одном из крупных столичных издательств готовится к выходу книга нашего Михаила Гришина — повесть для детей, за которую он получил диплом во всероссийском конкурсе имени Алексея Толстого на лучшую детскую книгу.

— Сюда, наверное, можно добавить Марину Струкову?

— Марина Струкова вообще наш представитель в Москве. Она стоит на учёте в нашей писательской организации, но большую часть времени сейчас живёт и работает в Москве, активно там публикуется. Мы ею гордимся. А если взять ещё и не членов Союза писателей. Вот есть такая Елена Владимирова, она и стихи, и критику, и прозу пишет. Недавно у неё вышла в крупнейшем столичном издательстве «Эксмо» книга для детей и следом готовятся к выходу ещё две. И она, к слову, постоянный автор нашего «Тамбовского альманаха».

— Я читал недавно книгу Юрия Никитина, фантаста, называется «Как стать писателем», где он пишет, что любые скандалы, шоу, интервью и прочее, что устраивают иные писатели, это костыли, которые к литературе не имеют никакого отношения, и все, кто таким образом пиарятся, они на самом деле как писатели — банкроты. Вы согласны с этим? Можно ли раскрутится и стать популярным писателем, не прибегаю к «костылям», а просто сидеть за столом и писать?

— Есть два пути в литературе: сидеть дома, работать не разгибаясь год-два, почти не выходя на улицу, и выдать «Преступление и наказание» на гора, а можно ходить с телестудии на телестудию и пиариться. Мы же видим, на всех каналах мелькают одни и те же, так сказать, литературные лица, да, благодаря этому они стали популярными, но не знаменитыми. Эти понятия надо различать. Можно быть популярным, известным, но не знаменитым.

— А писатель и Интернет совместимы? Есть мнение, что Интернет — это рассадник графомании…

— Ну начнём с того, что без Интернета современному писателю просто невозможно обойтись. Если он в Интернете не будет присутствовать, его вообще как бы и нет в литературе. Я считаю, каждый более-менее серьёзный писатель должен имеет свой персональный сайт. И каждая писательская организация. Наша уже несколько лет назад открыла свой сайт. Многие наши писатели имеют просто свои странички где-то на популярных серверах типа Стихи.ру, Проза.ру и Самиздат.ру… И это хорошо. Другой вопрос, как писатель использует свой интернет-ресурс, идёт ли это на пользу его творчеству.

— Публикаций в Интернете ведь наверняка недостаточно, чтобы стать членом вашей писательской организации?

— Абсолютно нет. Чтобы стать членом Союза писателей надо, по нашим правилам, иметь три изданных бумажных книги, причём желательно, чтобы хотя бы одна из них была издана не за свой счёт, и три рекомендации от членов Союза, имеющих стаж не менее трёх лет.

— Вы считаете это жёсткий достаточно отбор?

— Достаточно жёсткий. При советской власти, к слову, в Тамбове была довольно малочисленная писательская организация, но очень много пишущих было в литактиве. Они годами писали, печатались, участвовали в литмероприятиях, что называется, зрели и потом их принимали в Союз.

— А вот эту вашу систему приёма вы заимствовали из той, советских времён?

— Частично — да. Я говорю, сейчас, с одной стороны, вступить стало легче, потому что книгу можно за свой счёт издать. Раньше автор ждал в очереди три-четыре года, чтобы издали его книгу. Сейчас можешь в течение года хоть пять книг издать, приходи с ними в писательскую организацию, рассмотрим, и если достойный уровень, — примем в свои ряды.

— Мы уже упоминали о толстых литературных журналах. Сегодня они переживают кризис. Как вы думаете, есть будущее у журналов? И есть ли у нас в Тамбове свои журналы?

— Да, столичные журналы, «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Наш современник», «Москва», — они влачат сейчас жалко существование, тиражи от трёх до, максимум (у «Нашего современника»), девяти тысяч. Печататься сейчас в них, конечно, не так престижно, как это было раньше, когда они имели миллионные тиражи, когда в них действительно было тяжело пробиться. Поэтому мы пошли своим путём, мы учредили свой «Тамбовский альманах». Альманах это тот же толстый журнал, только выходит он не каждый месяц, а дважды в год. На сегодняшний день уже девятый номер я сдаю в типографию, а осенью выйдет десятый номер, полностью посвящённый пятидесятилетию нашей писательской организации. Альманах мы издаём для библиотек области, то есть на продажу практически ничего не идёт, но каждый желающий может найти свежий номер в ближайшей библиотеке и почитать. А читать там всегда есть что. Особо подчеркну, что печатаем мы не только членов Союза писателей и не только авторов непрофессиональных старшего поколения, там у нас публикуется немало молодых и талантливых. В частности, в восьмом номере, который вышел в конце прошлого года, я специально подсчитал: всего тридцать пять процентов авторов — члены нашей писательской организации, а остальные шестьдесят пять — талантливых гостей.

— А есть ли какая перспектива у вашего альманаха? Увеличить тираж, например?

— Да, с каждым годом ситуация улучшается, прогресс идёт. И если ещё примут наконец «Закон о культуре», который обсуждается в Москве, тогда всё это будет финансироваться на официальном уровне.

— А вашей писательской организации что конкретно этот закон даст?

— Сейчас наша организация, как и Тамбовские отделения Союза художников, Союза театральных деятелей, чисто общественный организации. И по закону, который ещё при Ельцине приняли в 1992 году, они не имеют права финансироваться из бюджета. Поэтому мы участвуем в конкурсах, выигрываем гранты, крутимся, ищем, приходится изворачиваться, просить, короче, — выживать. Когда закон примут, всё это прекратится, финансирование будет официальным. Тогда, допустим, у нас будет возможность выпускать «Тамбовский альманах» тиражом две тысячи экземпляров и распространять его не только в Тамбове, но и Воронеже, и в Москве…

— Должен ли писатель думать о возможных последствиях того, что он пишет? А вдруг после выхода его произведения начнутся массовые самоубийства?

— Это сложный философский вопрос. Действительно, думал ли Гёте в своё время, что после выхода его «Страданий юного Вертера» начнётся эпидемия самоубийств… Напомню слова нашего русского классика: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся…» Это действительно большая ответственность у каждого писателя за то, что он пишет. Тут зависит от человека, от степени его воспитанности, образования, культуры и, главное, состояния совести. Немало случаев мы знаем, и в нашей тамбовской литературе, и в российской и во всей мировой, когда книга приносит кому-то страдания, горе, обиды. Этого, может быть к сожалению, не избежать, но тут никто кроме автора не решит, стоит ему писать и издавать свою книгу или нет. Добавлю, что в моей личной писательской практике были случае, когда прототипы моих произведений себя узнавали и дело доходило не только до обид, но и буквально до драк…

— Николай Николаевич, сегодня у молодых авторов наиболее популярен жанр фантастики, фэнтези. Они не хотят описывать наш окружающий действительность или историю родного края, а погружаются в мир всяких эльфов и гномов. Это мода такая или желание уйти от реальности?

— Мода это или тенденция… Вот к нам в тот же альманах девяносто процентов молодых и начинающих авторов, пробующих себя в прозе, приносят именно фантастику. Даже не фантастику, а вот именно — фэнтези. И когда я пытаюсь им предложить: вот возьми опиши свой школьный день или студенческий, свою любовь первую — нет, говорят, я насмотрелся «Властелина колец», «Звёздные войны», хочу в этом духе писать… Они считают, что это легче написать и что это будет интереснее читателю.

— Может, они правы в чём-то? По крайней мере, в книжных магазинах фантастика занимает не меньше половины полок в отделе прозы…

— Да, это так. Сам я не большой поклонник современной фантастики. В детстве начитался хорошей фантастики, мне это хватило на всю жизнь. Понимаю, что у молодых несколько другие вкусы, им нравится фэнтези, что ж, пусть сочиняют. Может, кто из них, набив руку на этом, перейдёт со временм на реалистическое творчество.

— Ну а вообще противостояние сегодня есть между серьёзной литературой и фантастикой?

— Дело в том, что и в фантастике есть свои шедевры, и в детективной литературе, и в любовном романе — их не надо друг другу противопоставлять. Просто есть читатели, которые любят фантастику, а есть те, которые предпочитают в основном реалистическую литературу. Каждому своё.

— Николай Николаевич, вопрос о книжных магазинах. У нас в Тамбове можно где-то купить книги тамбовских авторов?

— Увы, это проблема. В магазинах «Тамбовкнига» (а их семнадцать или восемнадцать по области) был прилавочек с тамбовской литературой. К сожалению, они это дело прикрыли, дескать, нет спроса. Ну, во-первых, они плохо умеют торговать. К примеру, над полками со стихами и прозой местных авторов вывеску сделали — «Краеведение». Естественно, не каждый покупатель понимал, о чём речь. Свалили все книжки в кучу, ни о какой рекламе и речи нет…

— К сожалению время нашей передачи истекло. Спасибо вам, Николай Николаевич, за беседу и до новых встреч.

Вопросы задавал С. Доровских.
______________________________
Радио «Эхо Москвы», 2010, 16 июня.
ТВ «Олимп-СТС», 2010, 16 июня.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru